Недовольство Владимиром Путиным растет вместе со страхами предпринимателей

bankroМосковская предприниматель Анастасия Мещерякова рассержана помощью правительства Владимира Путина. Ее семейная сеть кафе сейчас пытается выжить.

«Все объявленные правительством меры – не более чем шутка», — считает бизнесвумен. «Я могу положиться только на себя».

Кризис, который в этом году способен уничтожить более 5% российской экономики из-за двойного удара – коронавируса и падения цен на нефть, может оказаться еще более разрушительным для сотен тысяч малых предприятий. Согласно одному из прогнозов Bloomberg, этот сектор, долгое время находящийся под давлением коррупции и бюрократических препон, может сократиться вдвое и в итоге потерять  миллионы рабочих мест.

Неспособность властей остановить крах предприятий, на долю которых приходится пятая часть экономического производства страны, может создать политическую проблему для Кремля. Хотя предпринимательский класс ничтожен по сравнению с основной базой поддержки – госслужащими и пенсионерами, бизнесмены зачастую политически активны, особенно в Москве.

«Путин теряет класс предпринимателей», — считает Андрей Колесников, аналитик Московского центра Карнеги. «Постепенное разрушение экономики и легитимности политической системы вызовет для него огромные проблемы».

В то время как более богатые европейские страны, такие как Германия, платят до 80% заработной платы рабочим на предприятиях, пострадавших от экономических потрясений, Россия покрывает лишь часть расходов на заработную плату, предлагая лишь задержки с уплатой налогов и аренды.

На прошлой неделе Путин пообещал значительно увеличить экономическую господдержку, но предприниматели считают, что меры все еще не достаточны. Большая часть помощи направляется крупным компаниям, многие из которых контролируются государством.

Кремлевские чиновники признают, что прилагаемых усилий недостаточно. Они говорят, что программы начнут развиваться в ближайшие недели, так как власти сменили подход к расходам. Но падение цен на нефть, основной экспортный товар России, сейчас заставляет Кремль опасаться тратить слишком много своих резервов на случай ухудшения ситуации.

«Мы не являемся членами Европейского Союза и не выпускаем собственную резервную валюту, поэтому у нашей экономической политики есть ограничения», — заявил на прошлой неделе министр экономики Максим Решетников. Последние шаги правительства помогут примерно полумиллиону предприятий с более чем 3 миллионами рабочих, сказал он, и это еще не все. Власти также заявляют, что приостанавливают аудиторские и другие проверки, которые чиновники часто использовали для давления на бизнес.

«Последние меры – это шаг вперед, но небольшой», — считает Александр Хуруджи, глава группы поддержки бизнеса, тесно сотрудничающая с правительством. Новые ежемесячные субсидии для выплаты заработной платы, хотя и скромные — 12 130 рублей (164 доллара) на одного работника, «являются первыми усилиями, которые могут быть более или менее эффективными», сказал он.

Выплаты, которые начнутся только в следующем месяце, для многих компаний могут прийти слишком поздно. По данным опроса, проведенного Центром стратегических исследований в Москве, каждое седьмое малое предприятие заявляет,  что уже находятся под угрозой неизбежного банкротства. ЦСИ прогнозирует, что доля малого бизнеса в ВВП может упасть до 18% в этом году, в сравнении с прошлогодними 20%.

Олег Вьюгин, бывший высокопоставленный чиновник в ЦБ и минфинане, говорит, что доля может сократиться и до 10%. По его словам, правительство готово разорить малый бизнес, поскольку занимает «циничную позицию», согласно которой, на освободившееся место придут другие.

Отсрочки по уплате налогов и арендной платы, предлагаемые властями, бесполезны для Вячеслава Мухина, управляещего магазинами косметики в 14 торговых центрах, которые все сейчас закрыты. «Рано или поздно вам все равно придется платить», — сказал Мухин. «Чиновники живут на другой планете».

Этот кризис намного хуже, чем два предыдущих спада, в 2008-2009 годах и в 2014-2015 годах, по словам российского бизнес-омбудсмена Бориса Титова. Последняя помощь правительства «лучше, чем вообще никакой поддержки, но этих мер недостаточно, чтобы компании могли выжить».

Мещерякова начала свою сеть из семи точек Coffee Piu вместе со своим мужем, открыв первое кафе семь лет назад. В прошлом году ее доход составил 200 миллионов рублей. Если к концу мая ситуация не нормализуется, ей придется уволить 100 сотрудников и ликвидировать бизнес.

«Чиновники в нас не заинтересованы», — говорит она. «Мы доставляем неприятности, нас слишком много, и у всех нас есть свое мнение. Крупные компании контролировать намного легче».

Перевод Станислава Прыгунова, специально для «БВ»