Как экс-директор Google Эрик Шмидт богатеет на искусственном интеллекте

Эрик Шмидт не стесняется своего богатства и власти: бывший гендиректор Google недавно выиграл аукцион на суперяхту, конфискованную у российского олигарха, владеет большой долей в непубличном  хедж-фонде и потратил 15 миллионов долларов на пентхаус на Манхэттене, показанном в сиквиле Оливера Стоуна «Уолл-стрит: Деньги не спят».

Он также использует свое состояние в 27 миллиардов долларов для создания мощной машины влияния в Вашингтоне, которая позволяет ему формировать государственную политику, пишет Bloomberg. Она отражает мировоззрение Шмидта и приносит пользу отраслям, в которые он глубоко инвестировал — в последнее время это искусственный интеллект. Когда сенаторы соберутся на следующей неделе, чтобы услышать мнение технических руководителей и экспертов о том, как следует регулировать ИИ, Шмидт точно будет за столом переговоров.

В своих предыдущих комментариях Конгрессу по поводу искусственного интеллекта Шмидт высказался так: США необходимо обеспечить приток как государственных, так и частных денег к инновационным компаниям, чтобы противостоять технологическим достижениям Китая. За его утверждениями стоят сложные слои связей, позволяющие донести послание до сознания политиков.

Есть Проект специальных конкурентных исследований (SCSP) — частный аналитический центр, который он основал в 2021 году и профинансировал первые 2 миллиона долларов. Расположенный примерно в полутора километрах от Пентагона и созданный по образцу инициативы времен холодной войны, SCSP фокусируется на том, как искусственный интеллект и другие новые технологии могут перевернуть экономику и национальную безопасность США.

В этом году центр направил экспертов для дачи показаний перед Юридическим комитетом Сената и консультирования комитета Палаты представителей, изучающего «стратегическое соревнование» США с Китаем. На новом технологическом саммите аналитического центра, который состоится в этом месяце, Шмидт и его коллеги снова выйдут на сцену с высокопоставленными чиновниками администрации Байдена.

Еще есть Schmidt Futures — инициатива Шмидта по поддержке ученых и предпринимателей, некоторые из которых впоследствии стали работать на правительства по всему миру. В прошлом году издание Politico сообщило, что Schmidt Futures косвенно выплачивала зарплаты некоторым сотрудникам научного отдела Белого дома.

Сам Шмидт входил в состав высокопоставленных консультативных комитетов при трех последних президентских администрациях, включая Комиссию национальной безопасности по ИИ, учрежденную Конгрессом, которую он возглавлял с 2019 по 2021 год.

«На протяжении десятилетий наблюдалось истощение возможностей федерального правительства, что сделало Шмидта просто ошеломляюще влиятельным», — считает Джефф Хаузер, глава проекта Revolving Door, некоммерческой организации, которая тщательно проверяет назначенцев правительства. «Он обладает способностью генерировать почти все голоса, которые шепчут в уши политиков в Вашингтоне».

И они, кажется, его слушают.

«Я всегда считал Эрика Шмидта полезным ресурсом», — поделился своим мнением лидер большинства в Сенате Чак Шумер. «Я знаю, что многие сенаторы с обеих сторон придерживаются того же мнения. Он умен, вдумчив и прагматичен».

В ходе дачи показаний по Китаю в мае Шмидт сообщил, что США «должны сконцентрироваться вокруг инновационной мощи». В следующем месяце он заявил, что «инновации должны быть нашей Полярной звездой», представляя свою систему искусственного интеллекта.

​​​​​Все это происходит в ключевой момент для американской политики в области ИИ, поскольку правительство стремится установить глобальный стандарт регулирования новых технологий. Шмидт заявил, что намерен превратить «инсайт-форум», который состоится на следующей неделе, — с участием  самого Шмидта, лидеров гражданского общества и руководителей Google, Microsoft Corp., OpenAI и других ведущих технологических компаний — в законопроект в ближайшие несколько месяцев, а не лет.

«Эрик был благодарен за возможность добровольно работать в различных правительственных комитетах США как при демократической, так и при республиканской администрациях, и всегда полностью соблюдал все требования к раскрытию информации», — заявил представитель Шмидта.

«Ваши эмиссары»

Шмидт стал гендиректором Google в 2001 году — сразу после ухода с этого поста основателей  Сергея Брина и Ларри Пейджа. Сейчас Шмидт уже получил значительную прибыль от одержимости Уолл-стрит искусственным интеллектом. Основная часть его богатства связана с примерно однопроцентной долей в материнской компании Google Alphabet Inc., являющейся одним из бенефициаров развития искусственного интеллекта в США. Ему также принадлежит 20% хедж-фонда D.E. Shaw & Co., который управляет 60 миллиардами долларов и является крупным инвестором в технологии и искусственный интеллект.

По данным Bloomberg Billionaires Index, цена акций Alphabet в этом году выросла на 55%, что помогло увеличить состояние Шмидта на $7,9 млрд. За прошедшие годы он получил около 4 миллиардов долларов от продажи акций компании, что помогло профинансировать его инвестиции в стартапы в области искусственного интеллекта, в том числе те, которые впоследствии выиграли федеральные контракты.

Еще в июне Шмидт согласился на открытом аукционе заплатить 67,6 миллиона долларов за суперяхту Alfa Nero, которая пришвартована на Антигуа после того, как Казначейство США ввело санкции против российского миллиардера Андрея Гурьева. Он отказался от покупки после того, как сделка столкнулась с юридическими проблемами.

Растущее богатство Эрика Шмидта | Состояние миллиардера тесно связано с акциями Alphabet

Правительственные наблюдатели и внешние группы уже давно поднимают вопросы о потенциальных конфликтах интересов Шмидта. Сенатор Элизабет Уоррен, демократ от Массачусетса, в прошлом году написала в Пентагон письмо, в котором выразила обеспокоенность тем, что Шмидт может использовать свое положение в федеральных комиссиях для «продвижения своих личных финансовых интересов».

Сам Шмидт был удивительно откровенен в отношении того, как его связи в Комиссии национальной безопасности в области искусственного интеллекта и другие его инициативы расширяют его сферу влияния. Эта стратегия, отточенная за время его работы в Google, которая заработала репутацию лоббистской силы, агрессивно отстаивающей свои интересы в Вашингтоне.

«Люди, которые работают в комиссии, а затем переходят в правительство, являются вашими эмиссарами», — заявил Шмидт на мероприятии по киберполитике на Капитолийском холме в июне. «Правило бизнеса таково: если вы пригласите своего человека в компанию, то он, скорее всего, и купит у вас. Это тот же принцип».

На том же мероприятии на Капитолийском холме Шмидт указал на то, какая часть итогового отчета комиссии по искусственному интеллекту была включена в Закон о разрешении национальной обороны (NDAA), один из двухпартийных законопроектов о расходах, которые Конгресс принимает ежегодно.

«Это несколько высокомерно с нашей стороны, но мы решили, что могли бы также выдвинуть несколько кандидатов в законодательные органы. Кстати, большая часть из отчета, примерно две трети, теперь является частью NDAA». — сказал Шмидт.

Эрик Шмидт дает показания перед сенатским комитетом в 2011 году. Фотограф: Чип Сомодевилла/Getty Images

Контракты

Согласно июньскому отчету консервативной некоммерческой организации Bull Moose Project, собственные венчурные фонды Шмидта и другие фонды, в которых он владеет долей, инвестировали как минимум в 57 стартапов в области искусственного интеллекта, семь из которых выиграли государственные контракты или другие формы поддержки. Эти инвестиции, которые были подтверждены Bloomberg News, включают Rebellion Defense, компанию по разработке программного обеспечения для ведения войны. Одним из инвесторов этой компании является поддерживаемая Шмидтом венчурная фирма Innovation Endeavours. В апреле Rebellion Defense выиграла контракт Министерства энергетики на усиление кибербезопасности для ядерного арсенала США.

Innovation Endeavors также инвестировала в Machina Labs, компанию по производству искусственного интеллекта и робототехники. С 2021 года она выиграла контракты на 4,8 миллиона долларов от Министерства обороны и НАСА, согласно данным о государственных расходах, приведенным Bull Moose, включая контракт на 3 миллиона долларов на поставку аэрокосмических компонентов.

Некоммерческая организация Tech Transparency Project также задокументировала, как Шмидт помог разработать Закон о чипах и науке 2022 года, благодаря которому было вложено более 50 миллиардов долларов в американское производство полупроводников, важного ингредиента в разработке искусственного интеллекта. Согласно июльскому отчету некоммерческой организации, некоторые из его инициатив, в том числе государственно-частный фонд America’s Frontier Fund, могут получить выгоду от этого закона.

Финансовый интерес Шмидта к ИИ не ограничивается американскими фирмами. Несмотря на то, что он предупреждает политиков о конкурентной угрозе со стороны Китая, его благотворительный фонд семьи Шмидтов инвестировал в некоторые из крупнейших технологических компаний Китая, разрабатывающих инструменты искусственного интеллекта.

Согласно налоговым документам, поданным в прошлом году, фонд Hillspire LLC, управляющий семейным офисом Шмидта, владел $1,7 млн в Tencent Holdings Ltd. и $1 млн в Alibaba Group Holding Ltd. У него также были меньшие инвестиции в более чем 40 других китайских компаний, включая государственные предприятия, такие как Банк Китая. Эти инвестиции составили небольшую часть общих активов фонда, размер которого составляет 2,3 миллиарда долларов.

Представитель Шмидта заявил, что эти инвестиции были сделаны сторонним менеджером, и ни Шмидт, ни фонд не принимали никаких решений, предложений или рекомендаций. Его пресс-секретарь не ответил на вопрос о текущем размере доли фонда в китайских компаниях.

«Свое решение проблем»

ИИ — не единственная новая технология, созданная Шмидтом и его сетью. В апреле 2022 года рабочая группа Schmidt Futures опубликовала отчет о том, как США следует развивать биотехнологии. Несколько месяцев спустя Белый дом издал указ, в котором повторились многие из его рекомендаций, включая предложения о федеральных инвестициях и обмене данными.

В декабре Конгресс назначил Шмидта членом Комиссии национальной безопасности по новым биотехнологиям, примерно через два года после того, как он основал First Spark Ventures, фонд, инвестирующий в эту отрасль.

На конференции по синтетической биологии в прошлом году он давал участникам советы, как привлечь внимание и деньги правительства США.

«Что я обнаружил среди политиков, так это то, что люди хорошо реагируют на угрозу со стороны другой страны, такой как Китай», — поделился Шмидт. В тоже время другие отлично реагируют на обещания решения таких проблем, как изменение климата. Хитрость, по его словам, заключается в том, чтобы «выяснить, что их волнует, и предложить свое решение их проблем».

Перевод Станислава Прыгунова, специально для «БВ»