Уход из России ключевых трейдеров серьезно увеличивает риски на мировом рынке зерна

Уход из РФ двух крупнейших международных трейдеров приведет к усилению позиций России на рынке зерна,  пишет Bloomberg.

Выход Cargill Inc. и Viterra означает, что Россия, крупнейший в мире экспортер пшеницы, получит больший контроль над поставками продовольствия и сгенерирует больше доходов. Доминирование России на мировом рынке зерна сильно проявилось с началом конфликта на Украине, когда в прошлом году цены выросли на фоне перебоев с поставками.

По словам людей, знакомых с этим вопросом, Archer-Daniels-Midland Co. также рассматривает варианты прекращения своих основных операций в России. Как и Louis Dreyfus.

«Можно предположить, что контролировать экспортные потоки российским властям будет проще, так как легче иметь дело с местными игроками», — считает Андрей Сизов, управляющий директор исследовательской компании «СовЭкон».

Почему из России уходят зернотрейдеры?

Cargill и Viterra были вынуждены отказаться от своих активов в России еще в декабре, когда ряд влиятельных лиц, в том числе губернаторы основных зернопроизводящих регионов страны, призвали Москву ограничить влияние иностранцев на российском продовольственном рынке.

Финансируемые государством трейдеры уже захватили большую часть рынка, когда президент Владимир Путин сделал продовольственный суверенитет приоритетом своей политики, а экспорт зерна стал символом геополитической власти. Государственный банк ВТБ в последние годы постепенно забирал долю рынка у Viterra и Cargill. Поддерживаемая государством ОЗК (Объединённая зерновая компания) также входит в пятерку крупнейших грузоотправителей.

Россия готова возглавить мировую торговлю зерном в сезоне 2022-23 гг. Источник: оценки Министерства сельского хозяйства США.

По словам Сизова, вполне вероятно, что транснациональным корпорациям было предложено принять решение в преддверии нового сезона экспорта пшеницы, поскольку экспортеры начнут продавать новый урожай уже в мае. Между тем, по словам людей, знакомых с этим вопросом, Россия все больше усложняет иностранным трейдерам получение документов, необходимых для экспорта зерна.

Международные торговые компании выиграли от того, что Россия стала крупным мировым экспортером зерна за два-три десятилетия своей работы. За это время экспорт пшеницы из России увеличился в пять раз, что сделало пшеницу для страны мировым ориентиром для торговли.

Почему это важно для глобального рынка продовольствия?

Уход Cargill и Viterra оставляет российские запасы зерна в основном в руках отечественных и финансируемых государством компаний, а это означает, что Россия будет контролировать большую часть столь необходимых доходов, поскольку украинский конфликт истощает ее бюджет.

Это означает, что России может быть проще использовать экспорт продовольствия в качестве инструмента геополитического влияния. Среди основных покупателей российского зерна — страны Ближнего Востока и Африки, избежавшие резкой критики конфликта на Украине.

«Вовлечение российского правительство в регулирование повлечет за собой больший риск с точки зрения рынка», — предполагает Мэтт Аммерманн, менеджер по товарным рискам в StoneX. «Пока Россия не проявит себя, она сомнительный поставщик, хотя все будет идти своим чередом».

Что это означает для цен на зерно и торговых потоков?

Министерство сельского хозяйства России заявляет, что изменения не повлияют на уровень экспорта страны, но трейдеры следят за любыми признаками того, как Россия может попытаться повлиять на цены или условия торговли. Скорее всего, будет заключено больше сделок между напрямую правительствами.

Поддерживаемая государством компания ОЗК уже подписала несколько контрактов на пшеницу с турецкими партнерами и заявила в прошлом году, что хочет «полностью избавиться от участия международных трейдеров и работать напрямую со странами-импортерами».

Перекройка российского зернового рынка также затрудняет отслеживание того, как зерно из Украины смешивается с российским урожаем и отправляется на мировые рынки.

Как теперь будет экспортироваться российское зерно?

В прошлом сезоне Viterra и Cargill отгрузили около 14% российского зерна, поэтому большая часть экспорта останется прежней. По данным Российского зернового союза, местная команда Viterra создала новый бизнес и продолжит свою работу. Cargill заявила, что с июля прекратит экспорт зерна, полученного компанией в России, но продолжит закупать грузы у других фирм.

Тем не менее, многие страховщики и судоходные компании могут с большей осторожностью относиться к работе с российскими фирмами из-за рисков, связанных с санкциями. Еда не попадает под санкции, но некоторые государственные банки, занимающиеся зерновым бизнесом, санкционированы. Российская государственная компания Росагролизинг намерена построить более 60 крупнейших сухогрузов для экспорта зерна, правда на это уйдут годы.

Что дальше?

Российские фермеры, скорее всего, понесут самые большие убытки, после ухода международных трейдеров. Меньшее количество игроков снижает конкуренцию за их зерно, соглашается Дэн Бассе, основатель консалтинговой компании AgResource.

Неясно, будут ли экспортные цены страны служить глобальным эталоном торговли пшеницей.

«Если процессы будут все больше контролироваться государством, то прозрачность сделок может резко снизиться, как и доверие к таким предложениям с нашей стороны», — рассуждает  сказал Бассе. «Мировая зерновая промышленность здесь как бы в проигрыше».

Перевод Станислава Прыгунова, специально для «БВ»