Как не уснуть за рулем: КГБ спасёт австралийцев

stop3The Аge: технологии детектора лжи перенесены россиянином Александром Левенштайном в прибор, не позволяющий водителю уснуть в машине.

В западном мире не все любят вести дела с русскими. Но, если речь о ядерном физике, чей дядя был российским генералом, а технологии были впервые опробованы в КГБ, то отказаться становится очень трудно.

«Нужно быть терпеливым», — говорит австралийский бизнесмен Марк Джонсон, разместивший первый заказ на «Stop Sleep» прошлой осенью. Этот продукт был создан россиянином Александром Левенштайном с использованием технологий КГБ, применяемых в детекторах лжи. Впрочем, предназначение у него иное: определять, не заснул ли водитель за рулём.

Устройство надевается на два пальца, имеет восемь датчиков и может предупреждать водителей, которые начинают терять концентрацию на дороге. «Перед засыпанием голова затуманивается, а это устройство привлекает внимание вибрациями и звуком. Если вы приходите в себя, оно отключается, если нет, то интенсивность сигналов растёт», — рассказывает Джонсон.

Левенштейн сделал своё изобретение после того, как сам заснул в машине, и сын, ехавший пассажиром, спас ему жизнь. Теперь компания «PPS Diagnostics Ltd» начала серийное производство этих устройств. «Насколько мне известно, ничего подобного в мире не существует. Эта проблема знакома каждому водителю и, если удастся спасти хотя бы одну жизнь, значит, дело того стоило», — говорит Джонсон.

В прошлом году Джонсон и Алексей Эллис, сиднейский ядерный физик российского происхождения, договорились с Левенштейном о правах на распространение «Stop Sleep» в Австралии.

Джонсон дал 60% капитала на производство 120 устройств, Эллис – 40%. Продажи стартовали с 299$ за штуку. «Половина цены за страховку», —улыбается Джонсон.

После Австралии начались продажи инновационного продукта в Новой Зеландии и Южной Корее. В Европу «Stop Sleep» пришёл в прошлом октябре, за полгода удалось продать 12 000 штук.

Австралия тоже ввела антироссийские санкции в прошлом августе, из-за чего экспорт в РФ и доступ российских банков на австралийские финансовые рынки теперь несколько затруднён.

Но Джонсон не унывает и говорит, что, хотя вести дела с Россией сложно, сильно помогает наличие в команде людей, знакомых с русской культурой и бюрократией.

«Работы с документами уйма, и языковой барьер не так-то легко преодолеть, но, надеюсь, как только мы получим опыт, всё будет легче. Надо только проявить терпеливость. Для нас это страна практически незнакомая, но ведь первопроходцам должно повезти. Если говорить о русско-австралийских деловых связях, то, думаю, всё только начинается», — заключает Джонсон.

перевод Александра Заворотнего, специально для «БВ»