Почему Запад не может жить без российской Nukem

Когда европейские страны хотят вывести из эксплуатации стареющие АЭС, они часто звонят в Nukem. Правда, есть одно но.

Операция на сердце атомной электростанции — это хирургическая процедура, с которой могут справиться лишь несколько специалистов.

Процесс начинается с запуска роботов с плазменными резаками в пустой бассейн, окруженный толстыми бетонными стенами. Оттуда дистанционно управляемые машины делают круговые надрезы, словно разрезая кольца ананаса, через 600-тонный стальной сосуд, в котором содержится излучение, полученное за десятилетия расщепления атомов. Затем эти кольца нарезаются на куски метровой длины и перевозятся безопасным конвоем в хранилища радиоактивных отходов, где их оставляют остывать — на неопределенный срок.

За кулисами этого мероприятия находятся десятки инженеров-ядерщиков, экспертов по радиационной безопасности и государственных регулирующих органов наблюдают за этой операцией, которая может стоить более миллиарда долларов, а на ее планирование и выполнение уходят годы. По словам Майкла Бэхлера из Uniper SE, который руководит демонтажем шведской атомной электростанции Барсебек, в бизнесе по выводу из эксплуатации объектов с высоким уровнем радиации требуется опыт и знания.

75-тонная нижняя плита ядерного реактора поднимается во время вывода из эксплуатации атомной электростанции Barsebaeck Kraft AB в Барсебеке, Швеция, октябрь 2021 года. Источник: Uniper SE

Среди старейших и наиболее опытных — немецкая компания Nukem Technologies Engineering Services GmbH, которая на протяжении десятилетий предлагает свои уникальные услуги в Азии, Африке и Европе. Инженеры Nukem помогли сдержать радиацию от разрушенных реакторов в Чернобыле и Фукусиме. Они помогли провести очистку завода по производству атомного топлива в Бельгии. Во Франции компания разработала способы обработки отходов Международного термоядерного экспериментального реактора.

Поскольку исследователи предсказывают, что очистка старых атомных электростанций в ближайшем будущем превратится в глобальный бизнес стоимостью 125 миллиардов долларов, у Nukem появляется идеальная возможность извлечь выгоду из этого момента.

За исключением одного: компания полностью принадлежит российской корпорации Росатом, ядерному гиганту, что ставит ее в центр неудобного противостояния.

Несмотря на то, что Германия громко призывает страны ЕС прекратить импорт ядерного топлива Росатома, узкоспециализированного товара и используемого для электростанций, а сама компания является крупнейшим экспортером в мире, власти не хотят препятствовать ведению бизнеса Nukem в Германии, по словам трех правительственных чиновников, поделившихся с Bloomberg информацией на условиях анонимности. По их словам, если бы санкции были введены, это нарушило бы законы ЕС о конкуренции.

Расположенный среди холмов и фруктовых садов к востоку от Франкфурта, Nukem является нишевым игроком в глобальной империи Росатома. В то же время он обнажает линию разлома, проходящую через подход ЕС к ядерной энергетике. В отличие от России, которая накопила опыт во всех промышленных процессах, необходимых для преобразования и обогащения атомов урана в формы, пригодные для выработки энергии, бессистемное развитие ядерных технологий в Европе поставило государства в зависимость от внешних поставщиков. По оценкам экспертов, потребуется не менее четырех или пяти лет, прежде чем ЕС сможет сравниться с Росатомом по мощности по производству топлива, но даже если этот процесс будет ускорен, потребуется еще больше времени, чтобы воспроизвести его глобальный охват и набор услуг.

Давление с целью исключить Росатом из европейских цепочек поставок усилилось после того, как крупнейшая в Европе атомная электростанция в районе Запорожья была взята под контроль России. Но пока все идет своим чередом: экспорт Росатома увеличился более чем на 20% за год после начала конфликта между Россией и Украиной.

Рабочие снимают титановые трубы с конденсатора на атомной электростанции OKB AG Oskarshamn в Оскарсхамне, Швеция. Источник: Uniper SE

В отличие от национализированных Германией российских хранилищ и нефтеперерабатывающих активов, у Nukem не так много стационарной инфраструктуры, которую можно было бы использовать. Если будут введены санкции, Росатом может просто закрыть или переместить штаб-квартиру Nukem в более дружественную юрисдикцию.

Из-за этого Nukem застрял в странной неопределенности, поскольку клиенты, заинтересованные в использовании ее опыта, теперь сталкиваются с выбором, сотрудничать ли с компанией, контролируемой Россией. Ее опыт особенно ценен, поскольку 120 инженеров, в основном немцев, могут работать по всей цепочке ядерных поставок. Это является огромным преимуществом в свете того, что большинство молодых инженеров-ядерщиков учатся строить новые установки, чем сносить существующие. Международное агентство по атомной энергии в Вене предупредило об острой нехватке специалистов по выводу из эксплуатации атомных станций.

«В Европе, — утверждает Марк Хиббс, аналитик Фонда Карнеги за международный мир, который отслеживает деятельность компании более трех десятилетий, — Nukem владеет большим портфелем ноу-хау».

По словам главного исполнительного директора Nukem Томаса Сейполта, на повседневном уровне вести бизнес стало сложнее после начала украинского конфликта. Денежные переводы стали занимать больше времени, как и получение разрешений, необходимых для доставки технологий через границы, а некоторые клиенты вовсе не решаются подписывать контракты. 

Растущий российский ядерный экспорт, ежемесячный доход. Источник: данные RUSI, составленные Bloomberg.

Чтобы избежать дальнейшего падения, «владелец попытается продать Nukem стратегическому инвестору примерно к середине года», — делится Сейполт. «Мы уже ведем переговоры с заинтересованными сторонами», — добавил он, не уточняя, как покупатель может обойти финансовые санкции ЕС, чтобы получить долю в компании.

Однако, если этого не произойдет, будущее компании может оказаться за пределами Европы. Хотя санкции против Росатома и Nukem могут перекрыть немедленные поставки топлива и услуг в рамках блока ЕС, их работу будет сложнее обеспечить на крупнейших растущих рынках компании. Росатом уже строит новые атомные электростанции в Бангладеш, Китае, Египте и Турции, а еще дюжина контрактов на поставку находится в стадии переговоров. Эти сделки потенциально зафиксируют денежные потоки и политическое влияние на десятилетия вперед.

По крайней мере, на данный момент Nukem находит некоторые из своих новых проектов за пределами ЕС. На АЭС Сюдабао к северо-востоку от Пекина специалисты Nukem в настоящее время проектируют центр обработки отходов для размещения двух новых реакторов Росатома, которые будут запущены к 2028 году.

«Мы уже подписали контракты», — объявил Nukem в прошлом месяце. В следующем году немецкая дочка Росатома начнет поставки комплектующих в Китай.

Перевод Станислава Прыгунова, специально для «БВ»