Производители сланцевой нефти сейчас не самая большая головная боль России

putinsechinnРоссия с радостью взяла бы на себя ответственность за снижение цен на нефть и разорение американских сланцевых производителей. Но это было до того, как Covid-19 изменил мир.

В глазах московских сторонников жесткой политики, сланцевый бум, превративший США в ведущего экспортера нефти, поспособствовал воинственному настрою  Вашингтона, пишет Bloomberg. Еще в начале марта низкие цены были средством подтолкнуть американских производителей нефти к банкротству; российские финансовые структуры и нефтяные компании должны были отелаться малой кровью.

Но это было тогда.

Сейчас разворачивающаяся эпидемия коронавируса вынудила Россию пойти на самоизоляцию, которая продлится по меньшей мере до конца сентября, и нанесла  беспрецедентный удар по мировому спросу на нефть. Это оказалось двойным ударом для Владимира Путина. Соглашение с другими странами о сокращении производства теперь крайне желательно, так как поможет остановить падение экономики и рейтинга президента.  Другой вопрос – будет ли оно достигнуто на условиях Кремля.

Россия, безусловно, менее уязвима, чем в прошлом. Отчасти благодаря финансовым резервам, накопленным из-за санкций США. Подобно Саудовской Аравии Россия использовала высокие цены на нефть для сокращения своего внешнего долга. В результате валютные резервы увеличились, госдолг в иностранной валюте упал, страна получила продуктовыую независимость. 

Тем не менее, в этом году цены на нефть снизились вдвое. Brent торгуется по 34 доллара за баррель, а нефть марки West Texas Intermediate и Urals, экспортная смесь из России, ниже 30 долларов. Это мрачная новость для Москвы, и не только потому, что в бюджете заложена цена чуть выше 40 долларов. Бюджет может быть пересмотрен и ориентирован на 20 долларов – что, в принципе, уже произошло. Еще Россия может одолжить.

Однако в текущих ценах рентабельность начинает выглядеть незначительной даже для российских производителей. И дело не только в государственном бюджете: инвестиции в энергетику упадут, что сильно повлияет на рабочую занятость и потребление. По данным Банка России, общенациональная самоизоляцияе может стоить стране 1,5-2% ВВП. Самый худший сценарий правительства в прошлом месяце предполагал сокращение на 10%. 

Однако стремление дожать производителей сланцевой нефти не исчезло, как и влияние главы «Роснефти» Игоря Сечина. Его аппаратный вес, возможно, серьезно увеличился после январской смены правительства. 

Настоящий джокер в нынешней колоде карт — коронавирус. Реакция Путина на удар по экономике, отсутствие серьезных мер стимулирования уже сказались рейтинге, он не получил такой же поддержки, как Дональд Трамп и многие другие мировые лидеры.  

Найджел Гулд-Дэвис из Международного института стратегических исследований предполагает, что возможно повторение путинского провала, связанного с «Курском», когда его реакция на трагедию с подводной лодкой вызвала широкую критику. Гамбит «отца нации» будет сложнее реализовать, особенно когда российской системе здравоохранения не хватает ресурсов.

Сделка по добыче нефти не решит проблему цен на нефть. России тоже будет трудно резать, несмотря на то, что она сама этого хочет. Саад Рахим, главный экономист из Trafigura, считает, что Москва захочет сократить ежедневную добычу всего лишь на 0,5-1 миллиона баррелей нефти.

Москва прагматична. Но Трампу нужно будет пойти на какие-то уступки, по крайней мере, в связи с сокращением производства в США, чтобы помочь Путину сохранить лицо.  Возможно, придется присоединиться к другим странам-производителям, не входящим в ОПЕК. Угроза пошлин, любимого инструмента Трампа, ничего не значит  для России, которая отправляет основной объем своей нефти отнюдь не в США.

Перевод Станислава Прыгунова, специально для «БВ»