После пандемии дизайнерская маска станет обычной вещью — такой же, как джинсы

После пандемии дизайнерская маска станет обычной вещью — такой же, как джинсы

Дизайнеры переосмысливают медицинскую маску как аксессуар — но для начала, где ее взять?

Как пишет Bloomberg, в прошлую пятницу Центр по контролю за заболеваниями США (CDC) официально рекомендовал широко использовать маски для лица, чтобы помочь замедлить распространение коронавируса Covid-19. Это не респираторыа N95 медицинского уровня, которые по-прежнему в дефиците и должны быть зарезервированы исключительно для специалистов здравоохранения, задействованных на переднем крае борьбы с пандемией, и не маски, задерживающие  аллергены, загрязнители и микробы от Airnium (от 69 до 99 долларов), в которых Гвинет Пэлтроу красутеся в Instagram.

CDC призывает население в целом носить плотно надетые маски, сделанные из слоев дышащей ткани (такой, как хлопок), во время пребывания в общественных местах и в ситуациях, когда социальное дистанцирование затруднено.

Маска для лица превратилась из диковинки в повседневное явление практически за одну ночь. Тем не менее, остается вопрос: где ее можно достать?

foto1-2000x909Гвинет Пэлтроу (@gwynethpaltrow)

По мере роста пандемии, пылезащитные маски из хозяйственного магазина или типичные хирургические маски стали труднодоступным товаром (наряду с туалетной бумагой, консервированными бобами, гантелями).

Маски, которые шьют крупные модные бренды и производители предметов роскоши — Prada, LVMH (владелец Louis Vuitton и Dior), Kering (владелец Balenciaga и Saint Laurent) и даже Lamborghini – зарезервированы для медицинского сообщества. Ralph Lauren, New Balance и более мелкие бренды, такие как Christian Siriano, Eileen Fisher и Brandon Maxwell, помогают США.

фото2ThreeASFOUR — шелковая маска с добавением хлопка и поплина

Некоторые дизайнеры превращают новую необходимость в форму самовыражения. Это то, что индустрия моды делает по своей природе, обеспечивая столь необходимый источник дохода для компаний, чей бизнес иссяк.

Например, известный коллектив ThreeASFOUR создает маски из китайского шелка и хлопкового поплина (правда в самой компании отмечают, что их необходимо ежедневно стирать вручную). Дизайнеры совместили арабские и еврейские мотивы, «смешивая геометрические узоры двух миров и объединяя их в один». Маски стоят 44,44 доллара, и, по словам компании, «10% от каждой покупки идет на создание медицинских масок для поддержки медицинского сообщества в Нью-Йорке» (стоит отметить, что многие из этих масок распродаются практически сразу после их появления).

Среди тех, кто недавно открыл это направление — дизайнер Крис Вонг, представивший в своем экологическом бренде Maison Modulare коллекцию роскошных масок. Их цена колеблется от 18 долларов за простой хлопок с принтом до 120 долларов за трехслойные французские кружева (в настоящее время все распроданы).

Калифорнийский джинсовый бренд Citizens of Humanity продает пять упаковок  масок за 25 долларов (одна из них, конечно, джинсовая), в то время как марка Kes предлагает маски из шелка.

фото3Трехслойная французская кружевная маска от Maison Modular

Мужской бренд Ball and Buck, занятый в сфере спорта и активного отдыха, делает камуфляжные версии за 20 долларов; при этом при покупке аналогичная маска будет пожертвована в одну из нуждающихся больниц.

Американская компания Blanket Co. (известная тем, что создает «самые мягкие, самые плюшевые и самые теплые одеяла») выпускает 5 флисовых версий по 30 долларов за упаковку. Лос-анджелесский мужской бренд Buck Mason также делает маски (20 долларов за пять штук), также жертвуя одну медикам за каждую проданную.

Хотя бренд Collina Strada не продает маски специально, он предлагает бесплатную маску, сделанную из оставшихся тканей от прошлых коллекций, при покупке чего-либо на своем сайте.

После пандемии дизайнерская маска станет обычной вещью — такой же, как джинсыКамуфляжная маска от Ball and Buck

Маршал Коэн, главный отраслевой аналитик NPD Group, компании, занимающейся исследованиями рынка, считает, что маски могут перейти от специализированного продукта к обычному аксессуару:

«Мы увидим, что это станет вполне естественным, как в обычной жизни, так и в моде— даже если ситуация станет всего лишь воспоминанием». Однажды ощутив нехватку, предсказывает Коэн, люди будут покупать маски как привычный предмет розничной торговли — появится множество оттенков, будут носить модные узоры и персонализированные версии.

«Без сомнения, остальная часть индустрии моды так же будет удовлетворять любой спрос со стороны своей клиентской базы», — считает Ник Пейджет, старший редактор отдела мужской одежды в компании WGSN. «В будущем ношение маски будет в большей степени связано с чувством спокойствия, а не реакции на любую неизбежную угрозу».

фото5Маски ручной работы от Эмили Эгберт, продающиеся на Etsy.

Bloomberg поинтересовался у Коэна, может ли он вспомнить момент, когда какое-либо культурное событие (не обязательно такое страшное, как глобальная пандемия) вызвало внезапный спрос на конкретный продукт, который ранее не приносил особого дохода? Он привел в пример «Flashdance» 1983 года, который создал огромный рынок грелок для ног и толстовок с открытыми плечами, а также манию «всего ковбойского», вызванное фильмом «Городской ковбой» 1980 года, несмотря на то, что «обстоятельства сегодня заметно отличаются».

Когда непосредственная пандемия утихнет, маски для лица останутся «тем самым» предметом. «Как только дефицит будет устранен, маски будут доступны, как джинсы», — говорит Коэн.

Стоит отметить, что тенденция набирала обороты в Европе и Северной Америке еще до появления коронавируса. Французский дизайнер Марин Серр в сентябре прошлого года продемонстрировала маски для лица как часть своей весенней коллекции 2020 года. Певица Билли Эйлиш в январе надела на Грэмми изготовленную на заказ маску для лица Gucci, сделанную из прозрачного черного материала, украшенного жемчужными камнями в виде известного узора G-бренда.

Маски разного рода сыграли свою роль в недавнем французском инди-романе «Портрет дамы в огне» и в популярной драме комиксов HBO «Сторож».

Маски, со своей стороны, могут быть частью большего эстетического движения в направлении «механизма готовности», говорит Коэн. «От супер-эксклюзивных до  мейнстримовых брендов – это будет путь от восстановления к возможностям».

фото6Билли Эйлиш на 62-й ежегодной премии Грэмми в Лос-Анджелесе

 «Трудно отделаться от ощущения того, что мы просыпаемся в эпизоде «Черного зеркала» прямо сейчас, поэтому поиск модных вещей, которые еще и смогут обнадеживать, является логическим следствием», — говорит Пейджет.

«Наряду с масками мы ожидаем, что куртки и кофты с защитными капюшонами и высоким воротником, также окажутся в тренде, — прогнозирует Пейджет.

Хотя дизайнеры уже начали добавлять маски в свои линейки, могут пройти недели или даже месяцы, прежде чем цепочки поставок и логистика позволят им стать легкодоступной частью повседневной жизни.

maskiТем временем CDC отметил, что даже самодельное решение является приемлемым – и даже предпочтительным.

«В качестве дополнительной добровольной меры общественного здравоохранения можно использовать тканевые покрытия для лица, изготовленные из предметов домашнего обихода или изготовленные дома из обычных недорогих материалов», — говорится на веб-сайте Центра.

Стали популярны онлайн уроки по сборке самодельной маски; некоторые предлагают делать их из таких предметов домашнего обихода, как платки и даже бюстгальтеры.

«Длительный эффект этой пандемии, вероятно, будет заключаться в том, что мы станем уделять больше внимания свойствам материалов, из которых изготовлены определенные предметы, и происхождению этих предметов», — говорит Пейджет. «Люксовые бренды будут стремиться к обеспечению качества, когда речь идет о серьезной защите. Будущие проекты сотрудничества могут стать гораздо более технологичными, поскольку модные бренды начинают связываться с крупными фармацевтическими компаниями».

Пока что говорить об этом преждевременно, поскольку нет данных о «размерах рынка модных масок», но Коэн видит в этом огромный потенциал. Если каждого человека в Америке попросят надеть одну, то это 280 миллионов клиентов только в США.

«Теперь умножьте это на весь мир», — говорит он. «Это огромные возможности».