Походный марш Dodo Pizza: Федор Овчинников хочет захватить мировой рынок, используя облачные технологии

Fyodor OvchinnikovОснователь Dodo Pizza говорит, что его компания «наполовину еда и наполовину — технология». В планах Овчинникова — открыть еще 1000 ресторанов в ближайшие пять лет.

Расширение бизнеса в Британию или Нигерию кажутся ему простыми, как пирог. Именно так утверждает Федор Овчинников, находящийся на вершине российского франчайзинга.

Из единственной подвальной печи в своем родном Сыктывкаре бывший продавец книг и блогер превратил Додо Пиццу в одну из самых быстрорастущих сетей ресторанов в Европе, обойдя на домашнем рынке такие бренды, как Papa John’s, Domino’s и Pizza Hut всего за восемь лет.

По франшизе тридцативосьмилетнего Овчинникова уже открыты 457 пиццерий в России и 69 в одиннадцати других странах, пишетBloomberg. Самой компании  принадлежит 23 из них, включая недавно появившийся ресторан в Китае. Теперь бизнесмен планирует запустить еще 1000 пиццерий в Европе, Азии и Африке в течение следующих пяти лет – мало кто в отрасли сомневается, что он сможет этого достичь.

фото1

Все это из-за секретного соуса – Dodo IS, который является запатентованной смесью  программного обеспечения и аналитики, хранящейся в облаке. Под наблюдением «самого проворного сотрудника», обслуживаемого 120 техническими специалистами, находятся, помимо прочего, мгновенный мониторинг денежных потоков, запасов и времени обслуживания в любом месте сети. Все эти данные можно просмотреть с помощью всего нескольких нажатий на планшете. И, конечно, обязательные, прямые трансляции кухонных камер позволяют любому, кто подключен к интернету, наблюдать за приготовлением пиццы в Dodo.

«Мы – компания-киборг», — говорит Овчинников в интервью в штаб-квартире Dodo в Москве. «Мы наполовину еда и наполовину технология. Это наше преимущество. Мы невероятно эффективны».

фото2

Для столь успешного предприятия в России компания невероятно открыта — ведь  давление со стороны властей является главной проблемой многих владельцев российского бизнеса. Компания публикует большую часть финансовых данных, которые она собирает в интернете, и даже выручку более 500 франчайзинговых ресторанов.

Например, недельные продажи в долларовом выражении в последнее время варьировались от 48164 доллара в Dodo № 2 в Новом Уренгое до 1329 долларов в Dodo № 2 в Караганде. Две из самых кассовых точек находятся за Полярным кругом — в Норильске и Салехарде.   

Еще одним преимуществом Dodo IS, над которым сейчас работают программисты Овчинникова, является возможность автоматически запускать маркетинговые кампании для отдельных регионов, когда продажи падают ниже определенного порога. Или, как он любит говорить, «когда производительность труда снижается».

Такая простота и то, что компания в своем манифесте называет «принципом радикальной прозрачности», привлекают множество новообращенных по всему миру.

Недавно Овчинников продал права на франшизу для Нигерии компании Quality Foods Africa, той же группе британских инвесторов, которая в прошлом году привела Krispy Kreme в самую густонаселенную страну этого континента. Директор QFA Алекс Троттер сказал, что первый в Лагосе Dodo, из 20 запланированных, откроется в этом месяце.

«Эта индустрия становится технологичным бизнесом, а Dodo – лидером в своем классе», — сказал Троттер по телефону из Лондона. «У него лучшая платформа, которую мы видели в фаст-фуде».

Овчинников считает, что сделка с QFA и продолжающийся рост в России, Европе и Азии помогут ему достичь своих целей в 500 миллионов долларов дохода от сети к 2021 году и 1 миллиарда — к 2024 году. Он ожидает, что произойдет это благодаря  новым тенденциям в отрасли, которая претерпевает значительный технологический сдвиг.

В то время как мировые гиганты фаст-фуда во главе с McDonald’s, тратят миллиарды на развитие служб доставки, Dodo перестраивает свои рестораны, чтобы привлечь больше посетителей и достичь того, что Овчинников называет идеальным «балансом бренда» — то есть, равенством продаж в самом заведении и доставки.

Овчинников, который часто выступает на технических конференциях и получивший признание Microsoft Corp. за новаторское использование своих облачных платформ, отказывается работать с такими приложениями для доставки еды, как Яндекс.Еда и Delivery Club в России. Он говорит, что эти сервисы разрывают связь с клиентами, которую налаживают его хорошо обученные водители.

Овчинников назвал свою компанию в честь нелетающей вымершей птицы, которая также является персонажем одного из его любимых романов «Алиса в стране чудес». Это бренд, который становится синонимом компании в России, располагает не только  ультрасовременными ресторанами и менеджментом доставки, но и также партизанским маркетингом.

фото3

В 2014 году Dodo попал в заголовки новостей от Вашингтона до Токио, объявив о первой в мире коммерческой доставки пиццы при помощи дрона клиентам на центральной площади в Сыктывкаре. Видеозапись события, которое Овчинников выложил в Интернет, сделала его культовым среди нового поколения россиян с предпринимательским мышлением.

Известный журналист Максим Котин написал книгу о Овчинникове «И ботаники делают бизнес», в которой рассказывается, как предприниматель заново нашел себя после потерпевшего крах книжного бизнеса десять лет назад. Овчинников, которому тогда было 20 лет, переехал в Санкт-Петербург, чтобы детально изучить рынок фаст-фуда. Он работал на стартовых должностях в Макдональдсе, Sbarro и сети «Теремок», прежде чем устроиться на работу в Papa John’s.

Федор плотно изучал своего будущего конкурента, тайно измеряя каждую единицу оборудования, взвешивая каждый ингредиент и просматривая каждую страницу в папках специальных рецептов. 

Книга, проданная в 44 000 экземпляров, трюк с дроном и вся онлайн-откровенность помогли превратить Овчинникова в одну из самых популярных фигур в российском бизнесе. Только в социальных сетях у них с Dodo более 2 миллионов подписчиков.

В прошлом году его читатели были удивлены откровениями о допросе в полиции, из-за найденных в его ресторанах наркотиках и якобы написанном на него доносе.  Он называет дело, которое в конечном итоге было прекращено, «провокацией», в которую он не хотел бы вмешиваться.

фото4

А этим летом Овчинников подробно описал ошибки, которые он сделал в ходе запуска первого корпоративного Dodo в Китае, своего «основного будущего рынка» наряду с Великобританией. Эта торговая точка в центре Ханчжоу оборудована безналичным, полностью сенсорным экраном и предлагает уникальное меню, разработанное с учетом специфики местных вкусов.

Техническое мастерство Овчинникова распространяется и на услугу «коммерческого брака» — через веб-портал он связывает людей, которые могут позволить себе инвестировать в Dodo, с теми, у кого есть желание управлять пиццерией. Это привело к сотням партнерских отношений. Но никто не станет франчайзи, пока не закончит учебный курс, который Овчинников проводит в Сыктывкаре. Этот курс, в частности, включает уроки о том, как правильно чистить туалет.

Единственное, чего Федор еще не смог достичь — это огромного богатства. Овчинников потратил столько денег на цифровую инфраструктуру и на открытие собственных торговых точек, что материнская компания Dodo только сейчас начинает приносить прибыль.

За последние 12 месяцев она принесла около 25 миллионов долларов, которые примерно в равных частях приходятся на выручку в собственных ресторанах и комиссионные, составляющие 5% от продаж, которые платит каждый франчайзи.

Но не все смогли извлечь для себя выгоду. Александр Сидоров, бывший франчайзи в Челябинске, открыл свой первый Dodo в 2012 году и увеличил свой бизнес до пяти торговых точек. В июне этого года он решил продать бизнес, поскольку посчитал, что маржа для него слишком мала.

«Додо очень прозрачен для внешнего мира, но внутри системы франчайзи не имеет никакой власти», — сказал Сидоров. «Хотя это очень хорошо управляемая компания и продажи всегда велики, ее финансовая модель ограничивает, сколько владельцы магазинов смогут заработать».

Тем не менее, у самого Dodo есть сотни инвесторов, а у франчайзи, благодаря краудфандингу, тысячи. И это несмотря на то, что Овчинников сохраняет за собой более 50 процентов собственности в компании.

Одним из таких акционеров является Стив Грин, бывший франчайзи Domino в США, который в настоящее время управляет PMQ, ведущей отраслевой фирмой, специализирующейся в области медиа и консультирования.

Овчинников продал Грину 25% акций после того, как американец съездил в 2014 году в Сыктывкар, чтобы изучить бизнеса Dodo. Их номинальная стоимость составляет 25 долларов за штуку, но сам Грин утверждает, что в ближайшее время не собирается с ними расставаться. Впервые он очень взволнован перспективами компании с тех пор, как четыре десятилетия назад Domino начала свое общенациональное внедрение в США.

Domino, базирующаяся в Анн-Арборе, штат Мичиган, вышла на биржу в 2004 году с акциями 14 долларов за штуку. Сейчас ее акции торгуются более чем по 250 долларов, и Грин заявил, что ожидает такой же отдачи от «своего друга Федора», как только в ближайшие несколько лет Додо станет публичным, как планирует Овчинников.

«Федор — это Стив Джобс в мире пиццы», — считает Грин.

Перевод Станислава Прыгунова, специально для «БВ»