Почему Индия теряет веру в Запад

В то время как США и Европа радуются быстроте и эффективности санкций против России, многие индийцы осуждают их односторонность, пишет Bloomberg.

На прошлой неделе представители индийского правительства заявили, что контролируемая государством Indian Oil Corp. достигла соглашения о покупке 3 миллионов баррелей нефти у российской Rosneft Oil Co. с 20-процентной скидкой к мировым ценам. Это капля в море от потребностей Индии в нефти, которые в январе составляли 4,5 млн баррелей в сутки. Тем не менее, если будет разработана платежная система в рупиях, которая сможет  изолировать транзакцию от санкций, наложенных на Россию, за этим может последовать гораздо больше.

Соединенные Штаты недовольны. Представитель Белого дома Джен Псаки заявила, что Индии следует беспокоиться о том, как она войдет в учебники истории, когда будет написана история конфликта на Украине. Если эта сделка приведет к другим, вам следует ожидать вопросов о том, не слишком ли Запад доверяет Индии.

Тем не менее, у Индии есть равные причины задаваться вопросом, не слишком ли она доверяет Западу. Даже когда Европа и США радуются быстроте и эффективности своих санкций против России, они, кажется, слепы к влиянию этих санкций на весь остальной мир.

Для Индии и многих других развивающихся стран западные державы и институты, в которых они доминируют, кажутся разными стандартами в отношении конфликтов вблизи дома. В то время как Всемирный банк не спешит решать проблемы других  стран, он в рекордно короткие сроки собрал пакет для Украины на сумму 700 миллионов долларов. Некоторые экономисты говорят, что Международный валютный фонд может обойти свои нормы и направить Украине 1,4 миллиарда долларов экстренного финансирования.

Тем временем, те же самые западные страны проявляют себя плохими распорядителями глобального достояния. Взять хотя бы отключение нескольких российских банков от системы обмена финансовыми сообщениями SWIFT. Мы привыкли думать о межбанковских коммуникациях как о глобальной возможности; теперь они превратились в инструмент западной внешней политики.

Это было одностороннее решение стран, контролирующих SWIFT, которые, помимо США и Японии, являются европейскими. Мало кто задумывался о том, как такие страны, как Индия, которые полагаются на SWIFT для оплаты нефти и удобрений из России, справятся с последствиями. Неудивительно, что реакция Индии заключалась в том, чтобы искать способ обойти санкции, торгуя с Россией в рупиях и рублях.

Критика Индии за то, что она продолжает покупать нефть у России, особенно обидна, учитывая, что европейским странам еще самим предстоит отучить себя от российских поставок энергоресурсов. И, в отличие от них, Индия вряд ли может позволить себе такие счета. Если нефть останется выше 70 долларов за баррель в течение нескольких месяцев, рупия рухнет, у правительства закончатся деньги на расходы, инфляция резко возрастет, и стране придется начать беспокоиться о кризисе платежного баланса.

Индия уже переживала подобные потрясения как минимум дважды, в 1991 и 2012 годах. Тем не менее, предполагаемые партнеры на Западе, похоже, не осознают, что предотвращение еще одного потрясения является одним из главных национальных приоритетов.

Не понимают они и того, насколько лицемерными могут показаться их разговоры о санкциях. США потратили большую часть последнего десятилетия, пытаясь убедить Индию не покупать иранскую нефть, только для того, чтобы попытаться вернуть иранские поставки на рынок, как только акцент сместился на Россию. 

Более того, в долгосрочной перспективе индийцы опасаются, что санкции еще больше подтолкнут Россию к Китаю и расширят контроль Пекина над мировой экономикой. Если некоторые на Западе обеспокоены тем, что Индия не встанет на их сторону, то точно так же многие индийцы обеспокоены тем, что западное понятие «наша сторона» не включает в себя Индию.

Оба позиции близоруки. Нравится это защитникам мускулистого индийского национализма или нет, Индии нужны европейский капитал, японские инвестиции и американские технологии для модернизации экономики, не говоря уже об оружии и дипломатической поддержке, чтобы противостоять Китаю.

Со своей стороны, Запад должен еще раз понять, что его действия имеют последствия. Такие страны, как Индия, пытающаяся справиться с дефицитом, или Кения, столкнувшаяся с растущими счетами за импорт зерна, возможно, не страдают так сильно, как Украина, но, тем не менее, они тоже являются жертвами. Международная система должна освободить место для оказания помощи при решении неожиданных вызовов, свопов ликвидности центральных банков и других чрезвычайных мер.

Это тестовый случай. Мир может выстроить эффективные механизмы сдерживания только в том случае, если такие страны, как Индия, будут иметь в них голос. В противном случае, как и в случае с SWIFT, они будут игнорироваться и размываться ради своих национальных интересов.

Перевод Станислава Прыгунова, специально для «БВ»