Основательница Wildberries арендует жилье и летает в эконом-классе. Это выгодно отличает ее от других миллиардеров

Основательница Wildberries арендует жилье и летает в эконом-классе. Это выгодно отличает ее от других миллиардеров

Компания Wildberries  является самым крупным в России интернет-магазином, а ее основательница нацелилась на Западную Европу.

Уинстон Черчилль однажды язвительно заметил, что нельзя позволять хорошему кризису пропадать даром. И Татьяна Бакальчук с этим согласна. Основательница  Wildberries с 2004 года пережила три экономических кризиса, и каждый из них лишь укреплял ее бизнес, помогая сделать компанию крупнейшим интернет-магазином в стране.

«Спасибо Богу за кризисы, — говорит Бакальчук. — Благодаря им мы поняли, что можем действовать по-другому».

Во время финансового кризиса 2008 года она скупила излишки товарных запасов у мировых модных брендов и продала их российским женщинам, составляющим основную часть ее клиентуры. Когда в 2014 году рубль резко упал, Wildberries привлекла больше местных производителей и создала рынок, что значительно увеличило ассортимент товаров на сайте. А поскольку покупатели стали намного чаще обращаться к интернет-магазинам во время пандемии коронавируса, ее продажи почти удвоились в 2020 году до 437 миллиардов рублей (5,9 миллиарда долларов), что вынудило ее ускорить выполнение плана по передаче логистики на аутсорсинг.

«Прошлый год дал нам большой импульс и подтолкнул нас в том направлении, в котором мы планировали в конечном итоге двигаться, — рассказала Bloomberg Бакальчук. — Но для того чтобы добраться туда нам пришлось серьезно ускориться».

Распределительный центр Wildberries в Подольске, Россия. Фотограф: Андрей Рудаков/Bloomberg

В результате этого спринта компания получила 14% рынка электронной коммерции в России, что вдвое превышает долю ее ближайшего конкурента. Wildberries не публикует никаких результатов, кроме продаж, но утверждает, что получила хорошую выручку.

Бакальчук, владеющая 99% компании, увеличила свой собственный капитал до 10,9 млрд долларов, что сделало ее 14-м самым богатым человеком в России и самой богатой женщиной страны, согласно индексу миллиардеров Bloomberg. Попутно она обошла своих конкурентов, таких как китайская Alibaba, местный технологический гигант Яндекс, Lamoda (при поддержке немецкого Rocket Internet) и Ozon, довольно убыточный клон Amazon, который стал публичным в Нью-Йорке в ноябре прошлого года и теперь имеет рыночную капитализацию 13 миллиардов долларов.

«У конкурентов достаточно финансовых ресурсов, но им будет сложно угнаться за Wildberries, — говорит Борис Овчинников, соучредитель исследовательской компании Data Insight. — У компании надежная логистика, и он по-прежнему остается выбором №1 для многих российских покупателей».

В то время как большинство российских миллиардеров связывают свое богатство с хаотичной приватизацией советского производства в 1990-х годах, Бакальчук построила свой бизнес с нуля. В отличие от путешествующей по миру российской элиты с ее 100-метровыми яхтами, частными самолетами и роскошными дворцами с 11 ванными комнатами, Бакальчук летает в эконом-классе, до 2019 года у нее не было машины, а жилье в Москве она предпочитает снимать.

Тем не менее, как и многие российские магнаты, она по-прежнему твердо контролирует ситуацию: у Wildberries нет совета директоров — она ​​руководит им в основном самостоятельно — и никогда не искала внешнего финансирования, отвергая предложения потенциальных инвесторов.

«Wildberries может перерасти модель семейного бизнеса, когда рынок успокоится, — считает Иван Федяков, руководитель исследовательского центра Infoline. — Но сейчас Татьяна в прекрасном положении».

Татьяна Бакальчук. Фотограф Елена Чернышова/Bloomberg

Wildberries начала продажи в Израиле, Польше и Словакии в 2019 году, а в этом году к ним должна добавиться Франция, Германия, Италия и Испания, что впервые поставит ее в прямую конкуренцию Amazon.com Inc., которая не работает на рынке России.

Бакальчук говорит, что два года назад она была поражена, когда обнаружила, что косметический дом L’Oréal — один из ее ведущих поставщиков — продает через Amazon в 400 раз больше, чем через Wildberries. Но с тех пор разрыв сократился до 70 раз, что, по ее словам, является хорошим предзнаменованием для продвижения за границу. «Я знала, что мы работаем в другом масштабе, но когда я увидела эти цифры, я поняла, что мы на самом деле никто», — говорит она. «Есть так много всего, к чему нужно стремиться».

По ее словам, одно из преимуществ Wildberries по мере продвижения на Запад — тесные связи с мелкими поставщиками, возникшие после кризиса 2014 года. Модель рынка, которую она тогда внедрила, увеличила количество партнеров с нескольких тысяч до почти 100 000, с 5 миллионами списков продуктов. Это расширение помогло Wildberries добавить новые категории, такие как электроника, игрушки, спортивные товары и книги, и Бакальчук говорит, что ее технологии и подход могут быть легко адаптированы для новых рынков.

«Наша сила — работать с малым бизнесом, и действительно не имеет значения, в какой стране вы находитесь», — говорит она.

Работники Wildberries упаковывают заказ. Фотограф: Андрей Рудаков/Bloomberg

Успех Бакальчук не обошелся без препятствий: во время кризиса 2014 года она закончила тем, что продала некоторые импортные товары в убыток. Прошлогодний всплеск заказов превысил возможности логистики, и средние сроки доставки удвоились до четырех дней.

Из-за вспышки коронавируса клиентам стало труднее добраться до пунктов выдачи компании, где они могут примерить одежду и вернуть вещи, которые им не подходят. В ответ Бакальчук быстро наняла 20 000 человек, в основном уволенных из магазинов и ресторанов, чтобы разносить товары по домам.

Бакальчук говорит, что такой подход помог серьезно ускорить процесс доставки, но был слишком дорогим, поэтому она сократила количество сотрудников по доставке и снова переориентировалась на пункты выдачи, на которые сегодня приходится 90% заказов. «Когда ваши продажи увеличиваются вдвое, а затраты растут еще быстрее, вы можете просто утонуть», — говорит она.

Бакальчук говорит, что она стремится и дальше расширять свой ассортимент товаров, включая лекарства, разрешенных законодательством, а также больше бытовой электроники, посуды и спиртных напитков. Она работает над упрощением кода, лежащего в основе ее интернет-магазина: когда количество заказов достигло пика перед праздниками, система была настолько перегружена, что компания потеряла часть потенциальных продаж.

Недавно Татьяна купила небольшой московский банк, поскольку грань между электронной коммерцией и финансами все более стирается, когда крупнейший кредитор страны, Сбербанк, покупает интернет-магазин Goods.ru, а Яндекс NV — ответ России Google — запускает платежный сервис.

«Рынок вырос, и в него входят серьезные игроки», — говорит Бакальчук. «Гонка в России только начинается».

Перевод Станислава Прыгунова, специально для «БВ»