Молодежь Китая бежит от городской безработицы в село

Гонг Чэнцян зарабатывал 200 000 юаней (28 000 долларов США) в год в Ханчжоу в технологической компании, прежде чем она закрылась во время Covid.

Сейчас он выращивает клубнику в сельской провинции Чжэцзян и ожидает потерять 40% урожая. Ранее болезнь растений уже уничтожила примерно столько же.

30-летний мужчина решил переехать в деревню после провала попытки вести  финансовый блог. Коллеги-блогеры пообещали инвестировать в Гонга, который хочет изменить вкус, качество и цену 20 различных видов фруктов. Пока же Гонг борется с чувством одиночества, особенно потому, что родители разочарованы его решением.

«Семья моего отца всю свою жизнь работала фермерами», — рассказывает Гонг. «Их единственное желание — чтобы у их детей была другая жизнь, и они задаются вопросом, почему они столько лет заставляли меня учиться в школе, если я просто вернусь к сельскому хозяйству».

На протяжении десятилетий такие люди, как родители Гонга, переезжали на работу в города, ускоряя быстрый рост страны. Но вторая по величине экономика мира замедляется, а молодежь несет на себе основную тяжесть кризиса — каждый пятый сейчас остается безработным. Семьи, которые вложили деньги в высшее образование  детей, надеясь, что они станут средним классом, теперь видят, как эти мечты тускнеют. Пекин, Шанхай, Гуанчжоу и Шэньчжэнь зафиксировали первое за всю историю сокращение численности населения в 2022 году.

В мегаполисах Китая наблюдается первое синхронное сокращение населения (лица, проживавшие в регионе не менее шести месяцев на конец каждого года).

«Когда я закончил учебу в 2014 году, даже такой средний студент, как я, без опыта, мог получить множество предложений и найти работу в хорошей компании», — вспоминает Гонг. «Это то, что было дано мне временем, и сейчас , к сожалению, невообразимо».

Сельский Китай теперь является местом, которое дает передышку молодым людям. Президент Си Цзиньпин, который на протяжении многих лет призывал молодых людей помочь «оживить деревню» и в последние месяцы их усилил, пишет Bloomberg. Провинция Гуандун представила пилотный план по набору 300 000 выпускников в своих сельских регионах к 2025 году. Предложения включают в себя два года стажировки на государственной службе, сельскохозяйственные стажировки и программы инкубаторов, помогающие развивать бизнес-идеи.

Город Юнфэн в провинции Гуандун в августе, где молодые выпускники колледжей нашли работу в местном правительстве. Источник: Bloomberg.

«Мы понимаем, что молодой человек — это самая большая инвестиция семьи, даже больше, чем собственность», — уверен Ду Пэн, вице-президент Университета Жэньминь в Пекине и советник Министерства по гражданским делам. «На воспитание молодого человека уходит 20 и больше лет, поэтому его занятость напрямую влияет на всю семью. Именно поэтому правительство уделяет большое внимание трудоустройству молодежи».

Но маловероятно, что рабочие места в сельской местности улучшат тяжелое положение китайской молодежи, учитывая масштаб экономических проблем. Bloomberg Economics прогнозирует, что рост ВВП сократится вдвое до 4% в год в течение десятилетия после пандемии Covid по сравнению с 8% в предыдущее десятилетие. Падение стоимости жилья приводит к тому, что домохозяйства не уверены в своем будущем, а ослабление доверия привело к снижению прямых иностранных инвестиций до исторического минимума.

Отток выпускников из городов, где разрабатываются технологические инновации, рискует еще больше подорвать экономический рост, а замедление урбанизации приведет к снижению спроса на новые дома, что является одним из основных факторов роста экономики.

Некоторые рассматривают сельскую кампанию Си скорее как политический шаг, призванный смягчить возможность того, что недовольство молодежи снова вырвется наружу после прошлогодних, пусть и редких, но ранее не мыслимых уличных протестов против карантина, введенного из-за Covid. Переезд молодых людей из городских центров может снизить этот риск, считает Дженни Чан, доцент кафедры социологии Гонконгского политехнического университета, но не решает фундаментальных экономических проблем.

«Однако это всего лишь отсрочка кризиса безработицы среди молодежи, поскольку структурно вы не пытаетесь улучшить экономический импульс», — сказала она, добавив, что правительство может добиться большего, открывая свою экономику и продвигая частный сектор. «Правительство просто пытается выиграть время».

Кандидаты на госслужбу в Китае: число соискателей бьет рекорды. Более 3 млн. человек будут сдавать экзамены на работу в центральном правительстве в 2024 году. 

Идея возвращения в деревню часто ассоциируется с социальным экспериментом 1960-х годов, когда Мао Цзэдун отправил миллионы городской молодежи в село. Си Цзиньпин с гордостью вспоминал свои семь лет в качестве «отверженного юноши» в северном Китае, написав в эссе 2002 года, что «к тому времени, когда я уехал туда в возрасте 22 лет, у меня была ясная жизненная цель, и я был полон уверенности». Государственные средства массовой информации активно пропагандируют его опыт, и в последние годы Си Цзиньпин все чаще призывает молодых людей служить народу и «есть горечь» (распространенная китайская фраза, означающая необходимость терпеть трудности).

Сегодняшние молодые люди не подходят к своему пребыванию в сельской местности с юношеским оптимизмом председателя КНР. Многие чувствуют, что у них просто нет другого выбора, кроме как соглашаться на работу, которая не соответствует их навыкам. Такие сектора, как технологии и образование, которые когда-то поглощали множество выпускников, страдают больше, чем другие, из-за колебаний политики. Это означает, что все больше людей желают получить доступ к работе в бюджетных сферах. 

Китайские выпускники ищут работу на госпредприятиях и в правительстве. Растущая доля выпускников колледжей указывает на то, что они предпочитают стабильные должности. 

Чэнь Бин, 24-летняя выпускница факультета психологии, работает волонтёром в сельской школе после того, как изо всех сил пыталась найти подходящую работу на полный рабочий день. Хотя программа предполагает дополнительные баллы за государственную службу и выпускные экзамены, она получает стипендию всего в 2300 юаней в месяц. Хотя Чень заинтересована в работе, она постоянно беспокоится о том, что будет дальше.

«Всякий раз, когда я беспокоюсь и расстраиваюсь по поводу своего следующего шага, я говорю себе: давай немного подождем, а сейчас просто сосредоточимся на работе», — рассказывает Чень, имея в виду молодежное общественное движение, выступающее за отказ от карьерной гонки.

Я-Вэнь Лэй, профессор социологии Гарвардского университета, считает, что «сомнительно, смогут ли молодые люди приобрести ценные навыки рынка труда, работая на временных государственных должностях».

Частная экономика Китая играет ключевую роль в создании рабочих мест, % — это доля частных фирм в создании рабочих мест. 

Одна из инициатив в провинции Гуандун позиционирует рабочие места в сельской местности не как временную меру, а как самостоятельные выгодные коммерческие возможности. Запущенная в 2022 году программа «Гендиректор села» предлагает такие возможности, как месячный курс обучения сельскому предпринимательству.

Чжан Боай. Источник: Bloomberg

Чжан Боай, 20 лет, присоединился к программе, еще учась в университете. Он получил более 100 000 юаней в виде государственных субсидий и теперь возглавляет команду из 40 человек, разрабатывающую новый тип продукта для обработки почвы, чтобы повысить урожайность фруктовых фермеров.

«Раньше правительство поощряло фермеров ехать в города и покупать там жилье, жертвуя развитием села. Теперь и фермеры должны получить некоторые выгоды», — уверен он.

Чжун Чуньюй. Источник: Bloomberg

Чжун Чуньюй, 21 год, специализирующаяся на управлении бизнесом в Гуандуне, уверяет, что ее вдохновила работа над проектами в сельской местности после встречи с главой деревни, который удвоил доходы жителей деревни, завезя в этот район помидоры черри. Она работает над тем, чтобы вывести на рынок местные изделия ручной работ. Но Чжун обеспокоена тем, что многих ее одноклассников волонтерские программы привлекают лишь из-за дополнительных баллов, которые они добавляют к заявлениям в аспирантуру.

В конечном счете, жизнь в сельской местности является компромиссом для многих молодых китайцев: работа в деревне менее прибыльна, но она также обеспечивает стабильность и часто другие преимущества, такие как бесплатное жилье и еда. Да и неспешный темп жизни для некоторых является бонусом.

Ван Чжихао. Источник: Bloomberg

Ван Чжихао, 24 года, говорит, что он чувствует себя гораздо счастливее, работая в финансовом офисе правительства сельского города Гуандун. Он вспоминает, что живя в городе, когда он расходовал все свои 2000 юаней зарплаты, полученные на бухгалтерской стажировке, на еду и аренду, а также продводил по часу на дорогу до работы в одну сторону.

«В Гуанчжоу многие вещи кажутся недосягаемыми. Цены на жилье и ежедневные расходы фактически душили меня», — говорит Ван.

Перевод Станислава Прыгунова, специально для БВ