Мобилизационная экономика дала российскому бизнесу новые возможности — почти как в 90-х

Мобилизационная экономика дала российскому бизнесу новые возможности — почти как в 90-х

В путинской «мобилизационной экономике» предприниматели находят творческие способы удовлетворить спрос —  например, превращая Krispy Kreme в Krunchy Dream, Starbucks в Stars Coffee, пишет Bloomberg.

Для многих молодых россиян шквал санкций, разорвавших связи страны с крупными сегментами мировой экономики, стал веской причиной для отъезда. Для Виктории Шелановой, 37-летнего менеджера соцсетей в Москве, это была возможность начать бизнес по продаже снаряжения для водных видов спорта.

Исход иностранных брендов после начала конфликта России и Украины привел к нехватке товаров практически во всех секторах. Когда сестра Виктории Юлия, заядлая вейкбордистка, изо всех сил пыталась найти неопреновый жилет, они вдвоем решили отыскать производителя в Китае. 

Они нашли фабрику в провинции Гуандун, которая производит спортивное снаряжение для нескольких крупных американских компаний, и отправили запрос на образцы через WeChat, китайскую службу обмена сообщениями. Менее чем через два месяца они получили поставку — 20 жилетов.

Выбрав те, которые им больше всего нравятся, они хотят начать заказывать их партиями по 100 штук для продажи в Москве и в парках водных видов спорта. «Мы думаем, что будет огромный спрос, а конкуренции пока нет», — рассказала Виктория по телефону из Москвы.

Юлия показывает жилет, который они заказали в Китае. Фотограф: Нанна Хейтманн / MAGNUM PHOTOS для New York Times.

Многие комментаторы сравнивают нынешнюю экономическую изоляцию России с изоляцией советской эпохи. Тем не менее, это больше напоминает 1990-е годы, когда крах коммунизма оставил зияющие дыры в цепочках поставок, вынуждая потребителей и предпринимателей находить творческие способы их заполнения.

На Avito, российском аналоге Craigslist, полно людей, предлагающих импортировать одежду иностранных брендов из-за рубежа: забейте в поиск Gucci, и вы получите 173 000 объявлений. Появились новые цепочки поставок для доставки iPhone и другого западного технологического оборудования через страны бывшего СССР.

Владельцы франшиз справляются с уходом транснациональных корпораций, продавая продукты с похожей упаковкой и логотипами с немного другими названиями. Пончики Krispy Kreme теперь называются Krunchy Dream, Starbucks — Stars Coffee, а Pizza Hut — Pizza N (игра на том факте, что русская N выглядит как английская H).

Один предприимчивый россиянин, попросивший не называть его имени, создал в Дубае компанию, имеющую лицензию на импорт золота. Российские фирмы покупают слитки и отправляют их ему, а он продает их ювелирам в Объединенных Арабских Эмиратах. Получив 40% прибыли, он использует вырученные средства для покупки автомобильных запчастей или чего-либо столь же необходимого, которые затем перевозятся в Россию.

Все это часть того, что кремлевские чиновники называют «мобилизационной экономикой». Выступая в марте, вскоре после вступления в силу первого раунда санкций, президент России Владимир Путин сказал: «Есть только один выход из условий, в которых мы сейчас находимся, — предоставить максимальную свободу людям, которые ведут бизнес».

Юлия в крытом вейк-парке в Москве. Фотограф: Нанна Хайтманн для Bloomberg Businessweek.

Правила, запрещающие так называемый параллельный импорт — термин, применяемый к брендовым товарам, ввозимым без согласия владельца товарного знака, — были отменены. На сайте Минэкономразвития рекламируются льготные кредиты для предпринимателей по определенным направлениям, а также моратории на проверки.

Это не значит, что санкции не причиняют боли. Подержанные Toyota и BMW стоят дороже, чем когда они были новыми. (Удачи в поиске замены трансмиссии, если у вас сломалась машина иностранного производства.) Более четверти самолетов Аэрофлота оказались списанными, поскольку они были разобраны на запчасти для самолетов, которые все еще летают.

Исследование Bloomberg Economics, в котором Россия сравнивалась с Южной Африкой в период с 1960-х по 1990-е годы, когда последняя столкнулась с санкциями из-за апартеида, пришло к выводу, что экономика сталкивается со «значительным медленно растущим торможением, поскольку барьеры для торговли душат конкуренцию и повышают неэффективность». По оценкам Bloomberg Economics, в прошлом году российская экономика сократилась на 2,7%, а в 2023 году она сократится еще на 2,5%.

Росстат прекратил публиковать подробные данные о торговле после начала конфликта на Украине, но, по оценкам Центробанка, в прошлом году импорт упал на 23,5% с 380 миллиардов долларов в 2021 году. В сентябре вице-премьер Денис Мантуров прогнозировал, что к концу 2022 года стоимость параллельного импорта достигнет не менее 20 миллиардов долларов.

Магазин пончиков в московском торговом центре. Фотограф: Нанна Хайтманн для Bloomberg Businessweek.

Миллион россиян бежали из страны в 2022 году, спасаясь от экономических трудностей и угрозы призыва. Для тех, кто остался, повседневная жизнь медленно меняется, поскольку многие крупные мировые бренды сворачивают свою деятельность. Пока только около 5% международных компаний, которые были в России до конфликта, полностью ушли с российского рынка. Но более половины свернули операционную деятельность или прекратили новые инвестиции.

Некоторые транснациональные корпорации, такие, как Apple Inc. и Inditex, материнская компания Zara, довольно быстро свернули свою деятельность. Другие — такие, как Reckitt Benckiser Group Plc, чье портфолио включает продукты, известные во всем мире, в том числе детские смеси Enfamil и презервативы Durex, а также British American Tobacco Plc, производитель сигарет Dunhill и Pall Mall, объявили о планах выхода, но пока этого не сделали.

Danone SA, крупнейший производитель молочной продукции в России, объявил о выходе с рынка в октябре. Пока неясно, получит ли право новый российский владелец его производственных предприятий продавать йогурт «Активиа» или другие бренды Danone.

Гиганты по производству потребительских товаров Unilever Plc и Mondelez International Inc., у которых есть заводы в России, заявляют, что поставляют российским потребителям только товары первой необходимости, включая мороженое Cornetto и шоколад Milka.

В некоторых категориях товаров образовавшийся вакуум спешат заполнить китайские бренды. Корпорация Xiaomi была самым продаваемым производителем смартфонов в России в 2022 году, свергнув Samsung, а три из пяти ведущих брендов были китайскими, по данным группы «М.Видео-Эльдорадо», крупнейшего в России ритейлера бытовой электроники.

Рынок дизайнерской одежды и аксессуаров процветает, несмотря на санкции. После того, как Европейский Союз запретил экспорт предметов роскоши стоимостью более 300 евро в Россию в марте, продажи резко выросли в магазинах в Дубае и Турции, двух странах, которые поддерживают прямые рейсы с Россией, по словам Клаудии Д’Арпицио, партнера Bain. По оценкам консалтинговой компании, в 2021 году россияне приобрели личных предметов роскоши около 7 миллиардов евро, как дома, так и во время поездок за границу, что составляет до 3% мирового рынка предметов роскоши.

Хотя европейские производители товаров класса люкс закрыли свои магазины в России, им еще предстоит решить, покидать ли страну навсегда. В октябре Жан-Марк Дюпле, финансовый директор Kering SA, владельца Gucci и Saint Yves Laurent, заявил, что присутствие в России помогло группе там «защитить» свои товарные знаки.

Виктория и Юлия Шелановы на замерзшем озере в Москве. Фотограф: Нанна Хайтманн для Bloomberg Businessweek

Что касается сестер Шелановых, то они не собираются останавливаться на неопреновых жилетках. Они думают о выпуске гидрокостюмов и начали выяснять, какие китайские фабрики производят их для крупных американских брендов. «Мы уже нашли делающую гидрокостюмы для Roxy, но мы ищем и другие компании», — говорит Джулия и добавляет: «Мы хотели бы создать свой собственный бренд».

Перевод Станислава Прыгунова, специльно для «БВ»