Китай включился в гонку за Судан

Liberian children hold Chinese flags before the arrival of China's President Hu in MonroviaAljazeera: Китай упорно продвигает свои экономические интересы в отдалённых уголках мира, становясь все больше похожим на обычную империалистическую державу.

Китай сделал решительный шаг в сторону от обычной для него осторожной внешней политики: послал 700 солдат в Южный Судан. Официальная цель – принести мир в самую молодую страну мира, неофициальная – обеспечить энергетические интересы Пекина.

Стремительное возвышение Китая приветствовали многие развивающиеся страны и сторонники третьего мира, упорно считающие азиатскую державу разумным противовесом западным неоимпериалистам. Симпатизирующие исходят из того факта, что Китай тоже является развивающейся страной и пережил «столетие унижений» от западных держав в XIX и XX веках.

Медленно, но упорно Китай продвигает свои геополитические и экономические интересы в отдалённых уголках мира, но на этом пути всё больше становится похож на обычную империалистическую державу, не останавливающуюся перед политическим давлением.

После экономического кризиса 2007-2008 гг. Китай стал основным торговым партнёром Латинской Америки, почти всех восточноазиатских стран (кроме Филиппин) и, в наибольшей степени, Африки.

Степень присутствия китайских компаний превратила Африку, по меткому выражению американского журналиста Говарда Френча, во «второй китайский континент», куда активно стекается не только китайский капитал и оборудование, но и тысячи рабочих и бизнесменов.

Китайская экономическая экспансия, особенно заметная в добывающей отрасли, стала неотъемлемой от экономического роста и стабильности многих африканских стран, а китайская миграция постепенно меняет характер городов Чёрного континента.

Это обеспокоило даже Барака Обаму, который предупредил африканских лидеров, что «необходимо следить за тем, чтобы при строительстве дорог и мостов китайскими компаниями нанимались африканские рабочие, и чтобы эти дороги вели не только от рудников до порта, откуда сырьё отправится в Шанхай».

Сейчас стало модно рассуждать об упадке Запада и возвышении Востока, и в особенности Китая. Но следует признать, что после трёх десятилетий рекордного экономического роста, обусловленного дешёвой рабочей силой, меркантилистской политикой и могучей экспортно-ориентированной промышленностью, КНР постепенно обретает достаточный вес, чтобы бросить вызов западной гегемонии — во всяком случае, в периферийных регионах мира.

И, если теперь Китай решил вмешаться в суданский конфликт, рано или поздно ему придётся отойти от чисто экономической модели и поневоле начать решать многочисленные политические проблемы — иными словами, занять место одного из «западных колонизаторов».

Перевод Александра Заворотнего, специально для «БВ»