Дерипаска похвалил британский суд, вставший на его сторону в деле с Чернухиным

Российский миллиардер Олег Дерипаска высоко оценил справедливость лондонских судов после отклоненной попытки бывшего делового партнера посадить его в тюрьму в Великобритании, пишет Bloomberg.

Владимир Чернухин обвинил Дерипаску в том, что он умышленно сделал акции своего холдинга недоступными, переведя ценные бумаги обратно в Россию. Но судья Марк Пеллинг заявил в среду, что Чернухин не доказал, что перевод был неуважением к суду.

«Дело Чернухина развалилось, как карточный домик, под пристальным вниманием суда», — говорится в заявлении пресс-секретаря Дерипаски. «Г-н Дерипаска рад видеть, что на этот раз, несмотря на продолжающееся безумие, суды Великобритании демонстрируют независимость и предпочитают решать дела по существу».

Металлургический магнат, который в марте прошлого года попал под санкции Великобритании за свои связи с Кремлем, был допрошен по видеосвязи из Москвы. Его личная явка была проблематичной, поскольку адвокаты предупредили бизнесмена, что он не сможет оплатить расходы, включая счет за гостиницу, если  прилетит в Лондон для дачи показаний.

Дерипаска отрицал, что умышленно нарушал какие-либо договоренности о движении акций En+ Group International PJSC —  одного из крупнейших российских конгломератов и холдинговой компании крупнейшего производителя алюминия.

Адвокаты Чернухина не сразу ответили на звонки с просьбой прокомментировать ситуацию.

Свидетельские показания в лондонском суде касались событий, которые привели к тому, что магнат отказался от контроля над En+ после введенных США санкций в 2018 году. По словам Дерипаски, эту попытку организовал Грег Баркер, английский аристократ и бывший специалист по связям с общественностью.

Продажа и передача акций является частью давнего и ожесточенного спора между миллиардером и Владимиром Чернухиным, чья жена является одним из крупнейших спонсоров Консервативной партии Великобритании. Дерипаска выплатил компенсацию в размере 95 миллионов долларов, но все же столкнулся с заявлением о неуважении к суду.

Перевод Станислава Прыгунова, специально для «БВ»