Цены растут, инвесторы убегают. Почему авторитаризм грозит экономическим коллапсом для Туниса

Цены растут, инвесторы убегают. Почему авторитаризм грозит экономическим коллапсом для Туниса

Все более авторитарный президент Туниса, похоже, полон решимости перевернуть политическую систему страны. Эксперты говорят, что эта стратегия не только угрожает демократии, которая когда-то считалась образцом для арабского мира, но и срывает экономику в штопор, пишет Bloomberg.

Международный валютный фонд заморозил соглашение, призванное помочь правительству Туниса получить кредиты для выплаты заработной платы в государственном секторе и заполнения бюджетных пробелов, усугубленных пандемией COVID-19 и последствиями конфликта России и Украины.

Иностранные инвесторы уходят из Туниса, а рейтинговые агентства бьют тревогу. Инфляция и безработица растут, и многие тунисцы, когда-то гордившиеся относительным процветанием своей страны, теперь с трудом сводят концы с концами.

Прошедшие неделю назад выборы лишь усугубили ситуацию: всего 11% избирателей приняли участие в первом туре голосования за новый парламент, призванный заменить законодательный орган, распущенный в прошлом году президентом Саидом Каисом. Оппозиционеры, в том числе представители популярного исламистского движения Ennahdha, требуют его ухода в отставку, а профсоюзы угрожают всеобщей забастовкой.

Сам Саид решил провести выборы, чтобы заменить и изменить парламент, среди прочих широких реформ, которые укрепляют его полномочия и которые, по его словам, решат многочисленные кризисы в Тунисе. Но разочарование избирателей в правящем классе на фоне тяжелых экономических проблем фактически способствовало бойкоту выборов.

Западные союзники Туниса, такие как США и Франция, выразили озабоченность и призвали президента наладить всесторонний политический диалог, который должен принести пользу вялой экономике. Кстати, Тунис был родиной демократических восстаний «арабской весны» 12 лет назад.

Саид отверг критику по поводу низкой явки избирателей, заявив, что необходимо провести второй тур голосования 19 января. Он утверждает, что его реформы необходимы, чтобы избавить страну от коррумпированного политического класса и иностранных врагов Туниса. Он обрушился с критикой на своих политических противников из партии Ennahdha, у которой было наибольшее количество депутатов в предыдущем парламенте, и приказал арестовать на этой неделе ее вице-президента и бывшего премьер-министра Али Ларайеде, обвинив его в терроризме.

«Саид кажется невосприимчивым к критике и намерен обустроить новую  политическую систему независимо от того, сколько тунисцев будут вовлечены в этот процесс», — считает Моника Маркс, эксперт по Тунису и профессор ближневосточной политики в Нью-Йоркском университете в Абу-Даби.

«Ни один тунисец не просил Саида заново изобретать колесо тунисской политики, писать новую конституцию и пересматривать закон о выборах», — говорит Маркс. «То, о чем просили тунисцы, — это уважительное правительство, которое удовлетворяет их потребности в хлебе с маслом и дает им экономическое достоинство».

Обещания Саида стабилизировать экономику помогли обеспечить его убедительную победу на президентских выборах 2019 года.

Но ему еще предстоит представить план или стратегию восстановления экономики для своего правительства с большими долгами, чтобы обеспечить средства для оплаты субсидий на продовольствие и энергию. Президент отстранил экономистов в государственных учреждениях, тем самым застопорив бюджет страны и ухудшив условия для иностранных инвесторов.

В последние месяцы тунисцы пострадали от резкого роста цен на продукты питания и нехватки топлива и основных продуктов питания, таких как сахар, растительное масло и рис. Инфляция достигла 9,1%, самого высокого уровня за три десятилетия, по данным Национального института статистики, а безработица составляет 18%, по данным Всемирного банка.

«Президент Саид, кажется, наивно полагает, что если только он сможет сформировать свою политическую систему, экономика исправится сама», — пишет в недавнем отчете Джефф Портер, аналитик по оценке рисков в Северной Африке из Нью-Йорка.

В октябре Тунис достиг предварительной договоренности с МВФ о кредите в размере 1,9 миллиарда долларов. Это позволило бы тунисскому правительству, имеющему крупные задолженности, в течение четырехлетнего периода получать доступ к кредитам от других доноров, в обмен на широкомасштабные экономические реформы, включающие сокращение сектора государственного управления — одного из крупнейших в мире — и постепенную отмену субсидий.

Соглашение подлежало утверждению исполнительным советом МВФ, запланированному на 19 декабря. Государственное информационное агентство TAP сообщило, что «правительство и МВФ договорились отложить» окончательное решение по кредиту, чтобы дать тунисским чиновникам «больше времени для представления нового плана реформ для неустойчивой экономики страны».

По словам Портера, Тунису крайне необходим доступ к возможностям заимствования, чтобы избежать дефолта по внешнему долгу и стабилизировать экономику. Он добавил: «Без средств МВФ свободное падение экономики Туниса ускорится».

Иностранные инвесторы, работающие в Тунисе, обеспокоены.

Фармацевтические производители Novartis, Bayer и GlaxoSmithKline покидают страну, потому что они не получают деньги от недостаточно финансируемого государственного фармацевтического дистрибьютора.

Royal Dutch Shell, управляющая двумя газовыми месторождениями, на долю которых приходится 40% внутренней добычи Туниса, объявила в ноябре, что покинет Тунис к концу года. По словам Портера, несмотря на шумиху вокруг водородного сектора страны, ничего не было сделано для привлечения инвесторов, поскольку регулирующие органы Туниса парализованы политическими шагами Саида.

Президент также потерял предварительную поддержку влиятельного профсоюза страны, UGTT, в отношении плана реформ, предписанного МВФ, в обмен на финансовую помощь.

По сообщению государственного информационного агентства TAP, лидер UGTT Нуреддин Табуби договорился с правительством в августе об обсуждении нового «общественного договора» для помощи тунисцам, оказавшимся в бедственном финансовом положении. Но Табуби, чей влиятельный профсоюз представляет 67% рабочей силы Туниса, в основном занятых в государственном секторе, недавно отказался от своих обязательств. Он вновь не согласен с основными требованиями МВФ для получения кредитной программы: замораживание заработной платы в государственном секторе и реструктуризация государственных предприятий.

Перевод Станислава Прыгунова, специально для БВ