Business Insider: для превращения России в аграрную сверхдержаву нужны 800 тысяч фермеров

fermПервое, что Александр Саяпин заявил западным журналистам, проделавшим долгий путь к запуску его молочного производства за 150 миль от Москвы: «Спасибо вам за санкции!».

Санкции, которые имеет в виду Саяпин, близкие к полному запрету пищевых продуктов, импортируемых из Европейского Союза, на самом деле были наложены Кремлем. Они пришли в отместку за западные санкции, наложенные на Россию почти два года назад из-за ее роли в украинском кризисе. Впрочем, не берите в голову.

Дело в том, что внезапное исчезновение дешевых европейских молочных товаров с российского рынка создали предпринимателю хорошую возможность для расширения бизнеса. С финансовой помощью  одной из крупнейших московских сетей супермаркетов «Азбука Вкуса» он построил в сельской глубинке небольшой молочный завод. Теперь  завод перерабатывает местное молоко в различные продукты, распространяя свою продукцию через одноименный бренд супермаркета и под брендом «Фермер Саяпин».

Мелкие фермеры, такие как Саяпин, долго игнорировались российскими заказчиками и инвесторами. Хотя они вполне могут вдохнуть новую жизнь в сельскохозяйственный рынок России и позволить стране прокормить себя без импорта, а при удачном стечении обстоятельств даже стать экспортерами.

«Мы утроили выпуск нашей продукции в прошлом году и сумели завоевать свое место на рынке», — рассказывает Саяпин. «Даже если завтра политики отменят санкции, мы уже здесь. Мы многому научились, сократили расходы и готовы конкурировать».

Фермерский бум

Россия находится в муках рецессии и должна в этом году пересмотреть свой взгляд на многие вещи. Но сельское хозяйство, по-видимому, восстанавливается вполне оживленно. Чиновники настаивают, что не только санкции или снижение курса рубля способствуют росту отечественного производства – это также результат более фундаментальных долгосрочных факторов.

Более десяти лет путаницы в вопросе деколлективизации гигантских совхозов оставили сельскохозяйственный сектор в руинах и сделали Россию зависимой от импорта иностранных продуктов. Новый земельный кодекс, принятый в 2001 году, позволил создать частные фермы в западном стиле, но их развитие оставалось медленным. В 2012 году правительство ввело радикальные изменения – появилась программа субсидий для развития частного хозяйства, в том числе, недорогие кредиты, стали регулироваться цены на удобрения, получили поддержку производители отечественной сельхозтехники, госфинансирование пришло в другие жизненно важные элементы инфраструктуры сельского хозяйства.

Это принесло свои плоды. Например, Россия до недавнего времени была одним из крупнейших импортеров курятины и свинины из Северной Америки. Теперь же Россия может обеспечить себя мясом птицы, а в прошлом году впервые в новейшей истории стала нетто-экспортером свинины. В прошлом году российский экспорт сельскохозяйственной продукции составил 20 миллиардов долларов. Эта сумма превысила доход страны от продажи вооружений, и, как ожидается, вырастет в этом году.

Нынешний кризис, возможно усиленный патриотической реакцией, направленной на запрет западных продуктов, также помог стимулировать возрождение традиционной русской кухни. Производство старых ингредиентов, таких как свекла, капуста, гречка, творога и кефира находится на подъеме.

«В настоящее время  фермеры находятся в очень выгодном положении. Они могут получить гранты, субсидии и кредиты от федерального и местного самоуправления. В целом текущая экономическая ситуация работает на них», — говорит Александр Цыганков, чиновник областного министерства сельского хозяйства Калужской области. «Люди возвращаются из городов, потому что, наконец, могут получить рабочие места в сельском хозяйстве с достойной зарплатой и тем самым облегчить нашу хроническую нехватку рабочей силы. В нашем регионе, Калуге, сельское хозяйство выросло на 17% в течение последних двух лет».

Господин Цыганков посмеивается над широко обсуждаемой возможностью смягчения в ближайшее время западных санкций и опасениями, что продукция европейского агробизнеса наводнит российский рынок и заставит попятиться  местных фермеров.

фото2 (6)«И что?», — говорит он. — Если все эти продукты вернутся на наш рынок, начнется ценовая война. И наши фермеры, которые рассчитывают свои расходы в рублях, выиграют большинство битв у товаров, которые оцениваются в евро. Конечно, всегда будут нишевые рынки для французских сыров, итальянской колбасы и тому подобное. Но мы смогли достаточно хорошо наладить производство большинства пищевых продуктов, чтобы накормить нашу собственную нацию».

Тем не менее, он добавляет: «Я надеюсь, что у нашего правительства было достаточно времени, чтобы подумать над проблемой продовольственной безопасности и суметь защитить наше сельское хозяйство, чтобы сделать Россию менее уязвимой к санкциям в будущем».

«Преуспевая»

Трудный путь назад от советского стиля земледелия можно увидеть в деревне Плотская, где несколько современных домов выбиваются на фоне затухающих зданий бывшего колхоза. Бывшие члены колхоза, Сергей Фетисов и его семья, постепенно сумели объединить большинство земель прежнего хозяйства, покупая землю у одних дольщиков и убеждая других скооперироваться и объединить свои усилия. Фетисовы имеют несколько сотен голов крупного рогатого скота, производят свои собственные корма. Они также сумели собрать около 3000 тонн картофеля в прошлом году.

«Я никогда не думал, что это переход от социализма к капитализму будет настолько долгим и сложным процессом», — говорит Фетисов. Он и многие его соседи – старообрядцы (ответвление русского православия, подвергавшееся гонениям в прошлом). Единение в религии помогло им в сотрудничестве.

Но Фетисов говорит, что семья полагается на свои собственные силы, а не государственную помощь. «Дела идут отлично, но я беспокоиться о будущей стабильности. Что бы ни случилось, мы здесь самодостаточны. Мы перестроим это село, и мы останемся. Для нас, сельское хозяйство это образ жизни, а не бизнес», — подчеркивает  он.

Зато для Андрея Давыдова сельское хозяйство – это бизнес. Бывший советский военный офицер начал строительство своей животноводческой фермы 25 лет назад на неиспользуемых землях, так что он ему не пришлось столкнуться с правовыми проблемами перехода колхозной системы в капиталистическую. Дружественные связи со скотоводами из США помогли ему в начале развития его бизнеса в 90-е, говорит Давыдов. Теперь у него около 150 голов крупного рогатого скота породы Херефорд, которых он самостоятельно забивает и мясо которых расходится через сеть супермаркетов и нескольких ресторанов в Калуге.

«Я хорошо справляюсь», — говорит он.

фото3 (5)В бывшем Советском Союзе большая часть говядины производилась за счет забоя старых молочных коров, мясное скотоводство является относительно новой отраслью для России. По многим свидетельствам, это именно тот сегмент, который расширяется быстрее всего. Но в отличие от свиней или кур, выращивание мясных пород коров – долгий производственный цикл, и в этом плане Россия по-прежнему далека от самодостаточности.

«Нашей стране нужно около 800000 фермерских хозяйств, как в США, а затем, возможно, мы станем сельскохозяйственной сверхдержавой», — считает Давыдов.

Перевод Станислава Прыгунова, специально для «БВ»