Путин получит свою собственную армию, а МВД ослабнет из-за реформы

gvardПрезидент Владимир Путин переделал систему правоохранительных органов России, создав внутреннюю армию, которая будет подотчетна лично ему, а не одному из министров правительства. Это наглядно показывает озабоченность российского лидера сохранением власти, отмечает издание.

5 апреля Путин внес законопроект в российский парламент, который выкроил Национальную гвардию из внутренних войск МВД. Министерство внутренних дел, по существу исполняющее полицейские функции, насчитывает 170 тысяч бойцов внутренних войск, с вкраплениями ОМОНа и других спецсил. В течение первых двух президентских сроков Путина именно они несли на себе всю тяжесть боевых действий в ранее сепаратистском регионе – Чечне, и они же разгоняли большинство несанкционированных митингов.

В дополнение к внутренним войскам МВД, в армию Путина будут включены все элитные подразделения министерства, в том числе и те, кого оппозиционеры назвали «космонавтами», за их схожесть круглыми шлемами с персонажами «Звездных войн». После формирования Нацгвардии ее численность будет на 15% больше необходимого количества военнослужащих, имеющих дело с внешними угрозами.

Как заметила политолог Татьяна Становая из российского отделения Центра Карнеги, независимо от того кем бы был министр внутренних дел – «братом, сватом, однокурсником или тренером по дзюдо, он в нынешней системе внутренних дел обречен на существовании в условиях войны всех против всех в вверенном ему ведомстве. И, не ровен час, в минуты высшей напряженности, гипотетически вероятной, дрогнет его рука, когда понадобится выполнить приказ. Золотов от этих колебаний максимально защищен. Путин и Золотов, как продолжение самого Путина, больше не будут иметь посредников». Как следствие, лояльность Национальной гвардии президенту будет намного выше, чем у того же Министерства обороны, находящегося в ведении популярного и более независимого Сергея Шойгу.

Новая Национальная гвардия будет иметь свою собственную разведывательную службу и получит определенные следственные полномочия. Кроме того, ей передано право на выдачу лицензий на огнестрельное оружие частным лицам и охранным фирмам – а это почти 10 миллионов человек, от охотников до элитных телохранителей. Национальной гвардии также предоставлено право «в особых случаях» стрелять без предупреждения и возможность не представляться в момент произведения ареста.

Министерство внутренних дел будет серьезно ослаблено реформой. Всякий раз, когда оно будет нуждаться в физической силе, им придется просить об этом Золотова.  В качестве утешительного приза Колокольцев, не входящий во внутренний круг Путина, получает 27 тысяч сотрудников Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков и большую часть бывшей Федеральной миграционной службы. Министерство получило всю рутинную работу полиции, потеряв при этом статус самого мощного защитника Кремля.

Последний раз Путин перетасовал силовые структуры в 2003 году, чтобы они соответствовали памятной со времен юности советской системе. Новые шаги кажутся более значимыми – в неспокойные времена в России выстраивается прямая вертикаль управления армией. Парламентские выборы, которые пройдут в сентябре, вряд ли станут значимым событием – законодательный орган по-прежнему будет штамповать решения Кремля. Но если они будут так же грубо сфальсифицированы, как выборы 2011-го года, протесты могут вспыхнуть с новой силой. Хотя социологи сообщают о высоком рейтинге Путина после военных действий в Украине и Сирии, россияне находятся  в состоянии стресса из-за продолжающегося экономического спада. По данным ЦБ РФ, объем производства в стране в первом квартале 2016 года сократился примерно на 1% по сравнению с годом ранее.

Путин, продолжающий считать, что США и их западные союзники решили не только дестабилизировать режим, но и хотят добиться распада России, решил не дать им ни единого шанса.  К тому моменту, когда состоятся президентские выборы 2018-го года, Национальная гвардия успеет сгладить все свои перегибы. Она будет иметь все полномочия и функции, необходимые для противодействия предполагаемому влиянию Запада, и получит возможность избавиться от чересчур громких проявлений инакомыслия.

Таким образом, режим Путина переходит в боевую готовность, а президент, как человек, сидящий на вершине, берет на себя все больше и больше прямых полномочий. Национальная гвардия является проявлением недоверия Путина к остальным институтам России: Он чувствует себя более уверенно в окружении старых друзей и ощущая возможность контролировать большую боевую силу.

Перевод Станислава Прыгунова, специально для «БВ»