Российский программист, сделавший миллиарды на 1С, успешно теснит SAP и Oracle

NuralievБорис Нуралиев очень похож на советского инженера, которым когда-то и был. Образ складывается из его больших очков в оправе-леске, густых усов, ударопрочных часов Timex и винтажного ноутбука IBM со старинным программным обеспечением.

Зато мало советского в 1С – компании, которую он основал 26 лет назад. С ее помощью Нуралиев превратился в продавца № 2 среди российских поставщиков бухгалтерских программ и стал миллиардером. Сегодня миллионы россиян используют приложения 1C для расчета заработной платы, финансового планирования и контроля производств, а 300 тысяч программистов могут работать на своем фирменном языке.

— Мы создали целую индустрию, — говорит Нуралиев, используя файловый менеджер на основе DOS, чтобы показать электронную таблицу на своем компьютере.

58-летний Нуралиев начал заниматься технологиями в советское время в качестве инженера-вычислителя в Госкомстате. В 1991 году он создал 1C для продажи бизнес-программ – таких, как электронная таблица Lotus 1-2-3 и сетевое программное обеспечение для связи компьютеров на заре интернета. Вскоре он добавил свои собственные приложения для учета, изо всех сил пытаясь получить крупные сделки.

— Серьезным фирмам было стыдно использовать 1С, — вспоминает Нуралиев.

Но его программное обеспечение выделялось гибкостью и недорогой ценой, выпускалось крупным тиражом для тысяч небольших и средних компаний, которые возникли после падения коммунизма.

Экономический спад 2014-го года начался с продаж продукта крупным клиентам, стремившимся сократить расходы. Тренду способствовало падение рубля и призыв президента Владимира Путина заменить зарубежные технологии российскими.

В последние годы, когда программы 1С стали более изощренными, Нуралиев начал обслуживать действительно серьезных клиентов – «Почту России», подразделения «Газпрома» и местных филиалов Daimler, Ford Motor, Siemens, сделав его конкурентом таких гигантов, как SAP AG и Oracle Corp.

-Теперь, когда крупные фирмы должны сообщать правительству о том, заменили ли они импортные технологии, стало модно отвечать: «Да, мы используем 1С», — улыбается Нуралиев.

Большим преимуществом для 1С является то, что он быстро адаптирует свою продукцию к постоянно меняющимся в России правилам учета, говорит Ольга Ускова, президент московской компании Cognitive Technologies, занимающаяся программным обеспечением для беспилотных автомобилей. Она считает, что Нуралиев глубоко вник в повседневные проблемы бухгалтеров, завоевав их лояльность советами, которые помогают оставаться на правильной стороне закона.

— Бухгалтеры попросили своих боссов установить 1С, — говорит Ускова. –Невозможно и мечтать о лучшей службе продаж.

Годовой доход компании увеличился на 6% — до 37 миллиардов рублей (650 миллионов долларов США) в прошлом году. В результате 1C заняла треть российского рынка программного обеспечения среди корпоративных клиентов. Компания уступает только SAP с ее 49%. По данным исследовательской компании IDC, российская 1C является лидером в своем сегменте, около 5 миллионов пользователей составляют большинство малых и средних российских предприятий.

Сравнивания с SAP и тремя другими публично торгуемыми компаниями индекс Bloomberg Billionaires оценивает ее в 2,3 миллиарда долларов, то есть Нуралиев, которому принадлежит более половины, имеет чистыми порядка 1,2 миллиарда.

По мере роста компании Нуралиев не мог обслуживать тысячи клиентов, которых он подключал в 11 часовых поясах России. Поэтому он создал франчайзинговую модель, в которой партнеры имеют лицензию на установку своего программного обеспечения и адаптацию его к потребностям каждого конкретного бизнеса. На него трудятся 1200 инженеров, которые разрабатывают десятки приложений 1C. Так же у него 7 000 франчайзи-компаний. Штат работников в них варьируется от одного программиста до сотен консультантов, прошедших обучение в 1С. Франчайзи получают чуть более половины от продажи программного обеспечения и большую часть расходов на консалтинг и установку.

Андрей Кривенко, основатель продуктовой сети VkusVil (порядка 460 магазинов), нанял компанию, работающую по франшизе 1С для автоматизации своей работы. Консультант использует программное обеспечение для отслеживания данных о работе сотрудников с ручными сканерами, смартфонами и приложениями для распознавания изображений. Кривенко утверждает, что программы 1С стоят одну десятую часть того, что он заплатил бы одному из глобальных гигантов за аналогичную систему. Когда бизнес был запущен в 2009 году, «мы просто не могли позволить себе SAP или Oracle», — говорит Кривенко. И хотя он может сделать это сейчас, он продолжает придерживается 1C.

У Нуралиева есть сделки за рубежом, поскольку франчайзи привлекли своих клиентов в Германии, США и Китае. В мае он сформировал подразделение, нацеленное на международный бизнес, хотя опасения по поводу взлома баз данных со стороны России могут привести к серьезным падениям продаж. Украина, например, уже ограничила деятельность 1С.

Аналитик IDC Елена Семеновская также предупреждает, что для 1С «трудно создать столь за границей серьезную партнерскую сеть, как в России». Нуралиев признает, что не так легко взять на себя роль глобальных гигантов за пределами России. Но уверен, что опыт 1С в небольших компаниях с пограничной экономикой может стать победителем во многих частях развивающегося рынка, отметив, что уже выиграл контракты во Вьетнаме.

— На развивающихся рынках, таких как Россия, у нас есть конкурентное преимущество, — говорит он. — Фирмам приходится быстро адаптироваться к рыночным изменениям».

SAP SE — немецкая компания, производитель программного обеспечения для организаций. Штаб-квартира расположена в Вальдорфе.

International Data Corporation (IDC) — международная исследовательская и консалтинговая компания, основанная в 1964 году и занимающаяся изучением мирового рынка информационных технологий и телекоммуникаций. Является подразделением издательской компании International Data Group[en] со штаб-квартирой в Фремингем, штат Массачусетс. На IDC работают более 1100 аналитиков в 110 странах мира, которые собирают и обрабатывают информацию о местных рынках ИТ.

ПереводСтанислава Прыгунова, специально для «БВ»