Почему США и Россия должны держать небо открытым

RUSSIA-POLITICS-HISTORY-WWIIАдминистрация Трампа угрожает отказаться от соглашения о контроле над вооружениями, основанного на принципе «покажи, что у тебя есть, а я покажу свое».

Договор об открытом небе 1992 года не является крупным соглашением о контроле над вооружениями. Однако заявленное администрацией Дональда Трампа намерение выйти из нее, в некотором смысле, является более тревожным признаком, чем ее выход из ядерного договора средней дальности в прошлом году.

Если США откажутся от пакта, то страны не смогут контролировать развертывание войск друг друга, давая параноидальным генералам новую причину прыгать в тени.

«Открытое небо» было инициировано президентом Джорджем Бушем-старшим, когда еще существовал СССР. Он предложил разрешить США, Советам и их союзникам совершать наблюдательные полеты над территорией друг друга для фотографирования войск и военной техники, при этом уведомлять о них всего за 24 часа до их начала.

Идея, впервые предложенная президентом Дуайтом Эйзенхауэром, заключалась в том, чтобы не допустить тайных военных приготовлений. Советы отвергли его, и хотя Россия подписала договор при президенте Борисе Ельцине, у нее было достаточно опасений по поводу соглашения, которое не было ратифицировано вплоть до 2001 года.

Однако сегодня Россия, похоже, с большим энтузиазмом относится к этому пакту, чем США, несмотря на то, что стороны постоянно спорят по всем его аспектам – от ограничений на облет до фильтров камеры и характеристик датчиков. И хотя США совершили более чем вдвое больше наблюдательных полетов над Россией, чем Россия над США, российский министр иностранных дел Сергей Лавров сказал, что было бы «грустно», если бы Соединенные Штаты вышли из договора.

Одна из причин этого – странное технологическое преимущество России. Она инвестировала в новые самолеты и оборудование для цифрового наблюдения, в то время как США сэкономили на таких инвестициях.

В прошлом году Комитет палаты представителей по вооруженным силам уничтожил планы по замене двух самолетов OC-135, использовавшихся в ходе инспекций, хотя тогдашний министр обороны Джеймс Мэттис жаловался, что США могут выполнить только две трети запланированных миссий из-за состояния самолетов, пока Россия делает 100% регулярных рейсов.

В результате Сергей Рыжков, чиновник, контролирующий соблюдение договоров в Министерстве обороны РФ, недавно написал в газете «Красная Звезда», что российская технология наблюдения, используемая в соответствии с договором, была на пять-шесть лет впереди той, что применялась в США.

Но постойте – разве спутниковая фотография, даже не классифицированная, коммерческая, не обеспечивает возможности наблюдения наравне с облетами, даже с использованием самого современного оборудования? Разве США и Россия не могут рассмотреть из космоса каждый квадратный дюйм территории друг друга?

Ответ «в основном, но не совсем». Рыжков писал, что в период с ноября по март, например, в районе вокруг Москвы слишком много облаков, чтобы спутниковые снимки были полезны, в то время как самолет наблюдения «Открытое небо» может летать ниже облаков, всего в киллометре над землей.

Кроме того, самолеты «обладают гораздо большей гибкостью при выборе путей полета», как написали эксперты по контролю над вооружениями Александра Белл и Энтони Вейр в недавней статье, защищающей договор. Они продолжили: «Предупреждение за три-четыре дня, которое наблюдаемые страны получают перед переходом через спутник, дает им достаточно времени для перемещения военных средств. Полеты, о которых нужно предупреждать за сутки до их начала, серьезно увеличивает точность оценки. Самолеты также могут повторно пролететь над частью территории, чтобы предоставить более полный набор изображений, чем спутники с фиксированной орбитой».

Для США было бы глупостью пропустить наращивание военной мощи на западной границе России из-за плохой погоды. И это одна из причин, по которой Украина попросила США не выходить из договора.

Тем не менее, вместо того, чтобы соответствовать российским достижениям технологий наблюдения, в прошлом году Конгресс принял закон, а Трамп подписал соглашение о приостановке финансирования договора до тех пор, пока не будет установлено, что Россия полностью соответствует его требованиям.

Обеспокоенность США в отношении его соблюдения связана с отказом России разрешить американцам полеты над частями ее территории, граничащей с оспариваемыми территориями Абхазии и Южной Осетии, и с ограничениями на пролет более 500 километров над европейским анклавом России – Калининградом.

Договор запрещает полеты в пределах 10 километров от границ стран, которые не являются его сторонами. После конфликта России и Грузии в 2008 году, первая признала Абхазию и Южную Осетию независимыми странами и поэтому настаивает на применении к ним этого запрета.

Для США и для большинства стран мира они являются частью Грузии, и Вашингтон вынужден доказывать, что 10-километровая зона к ним не относится. Это принципиальный спор, но неясно, почему он должен помешать России и США проверить, что их военные делают на обширных участках другой территории.

В случае с Калининградом Россия считает, что данное ограничение предназначено для того, чтобы самолеты наблюдения не совершали зигзагообразные маневры и нарушали полеты гражданских лиц, что не является оправданием, но не нарушает договоренности. США отреагировали на это тем, что не позволили России пролететь над некоторыми важными, в военном отношении, районами Аляски и Гавайев. Это адекватное возмездие, которое, однако, не привело к отказу России от договора.

Между военным и разведывательным сообществами США и России существует большое недоверие, и взаимные обвинения в отношении открытого неба неизбежны. Но само продолжающееся существование договора показывает, что стороны все еще иногда способны приостановить сложившееся недоверие. Это редкий аспект нынешних отношений США и России, который делает его лучше, чем конфронтация эпохи холодной войны.

«Покажи, что у тебя есть, а я покажу тебе свое» — важный принцип в состязательных отношениях. Это означает больше, чем любое обещание не разрабатывать определенное оружие. Такая сделка, как договор о РСМД, может быть преодолена технологическими и геополитическими изменениями, но открытость никогда не устареет. Это главная причина, по которой США и Россия должны поддерживать «Открытое небо», даже если это всего лишь пережиток лучших времен.

Перевод Станислава Прыгунова, специально для «БВ»