Как нефтяной трейдер Дидье Касимиро в голливудском стиле управляет иностранной дочкой Роснефти

didie kazimiro_cut-photo.ruЕсли бы в Голливуде понадобилось сыграть роль нефтяного трейдера, он бы выглядел так же, как Дидье Касимиро.

Глава Rosneft Trading SA, попавшей во вторник под санкции США за роль в транспортировке венесуэльской нефти, олицетворяет собой стереотип современного  трейдера: обаятельный и расчетливый. Его сделки связаны только с деньгами, но зачастую имеют еще и политическое влияние, пишет Bloomberg.

Безукоризненно одетый в безупречный костюм, Касимиро всегда выглядит легко – обсуждая мелкие детали нефтяного контракта или на приеме в президентском дворце. На встречах он переключается с идеального английского на любой из шести других языков, ведя короткие разговоры о поездках в Каракас или Женеву.

Для тех, кто хорошо его знает, Касимиро – умный трейдер, который процветал в хаосе российского энергетического сектора последних двух десятилетий. Он сыграл ключевую роль в международном расширении охвата ПАО «Роснефть», контролируемого государством российского энергетического гиганта. Его сделки простираются от Ближнего Востока до Индии и Венесуэлы.

Касимиро родился в пригороде Брюсселя в 1966 году в семье португальцев. В 1996 году он начал свою карьеру в нефтяной отрасли в BP Plc, прежде чем присоединиться к TNK-BP,  проинвестированной совместно британской нефтяной компанией и группой российских олигархов. В 2012 году он ушел в Роснефть, поднявшись на верхнюю позицию в 2015 году.

В «Роснефти» Касимиро установил тесные отношения с Игорем Сечиным, главным исполнительным директором компании и крепким союзником президента России Владимира Путина. Когда пара обсуждает деловую сделку, они часто переключаются с русского на португальский – хохмя над возможной прослушкой. Касимиро выучил язык у своих родителей, а Сечин овладел им во время службы военным переводчик в коммунистическом Мозамбике и Анголе, где Советский Союз обладал огромной властью во время гражданских войн двух стран.

Глобальное расширение

Сечин всегда хотел выстроить торговый бизнес в дополнение к нефтяным месторождениям  –  империю из нефтеперерабатывающих заводов и АЗС. Подобным образом работают BP, Royal Dutch Shell Plc и Total SA. Ответом на них стал Касимиро.

«В то время как вы расширяете базу активов на международном уровне, очень важно иметь систему для торговли», — отметил Касимиро в интервью Bloomberg News в 2017 году. В среду он отказался от комментариев, как и Роснефть.

После того, как американские санкции в отношении российского нефтяного гиганта сорвали его заявку на приобретение нефтеторгового бизнеса Morgan Stanley в 2014 году, компания потихоньку наращивала свою долю. Rosneft Trading, тем не менее, является довольно небольшой частью своего гораздо более крупного материнского предприятия. По словам руководителей, знакомых с вопросом, компания осуществляет лишь небольшую часть сделок по продаже нефти, уделяя основное внимание международным сделкам, а не российской нефти.

Для Касимиро нефтяные сделки – это только бизнес,  но они также часто усиливают влияние Москвы в мире, очень часто в ущерб Вашингтону.

В Венесуэле Rosneft Trading является основным экспортером нефти в стране, обеспечивая экономическую возможность выживания вооруженной администрации Николаса Мадуро. В январе на ее долю приходилось около половины из ежедневных 874 649 баррелей экспортной нефти этой латиноамериканской страны. Основная часть в прошлом году досталась покупателям Индии и Китая. В то время как США ввели экстерриториальные санкции в отношении экспорта венесуэльской нефти, «Роснефть» заявляет, что ее бизнес легален.

Рискованные сделки

В полуавтономном регионе Курдистан российская нефтяная компания профинансировала ключевой трубопровод для транспортировки около 400 000 баррелей в день и предоставила региональному правительству сотни миллионов долларов в преддверии будущих продаж нефти. Обе сделки были ключом к поддержке курдских чиновников в их борьбе за большую автономию от Багдада и фактически дали Кремлю место за столом переговоров в Ираке.

Сделки часто бывают опасными, но Касимиро гарантирует, что «Роснефть» получит солидную прибыль за финансовый риск. Например, в Венесуэле в период с 2014 по 2018 год «Роснефть» прокредитовала Petroleos de Venezuela SA на сумму 6,5 миллиарда долларов. Теперь государственная компания должна расплачиваться поставками нефти. Касимиро убедил инвесторов, что это рискованно, но стоит того. «Вы можете видеть, что эти контракты действительно очень интересны», — сказал он в 2018 году.

Благодаря своей сделке по финансированию трубопровода в Курдистане «Роснефть» получает доход, близкий к 20%.  Чистая прибыль Rosneft Trading в 2018 году составила 407 миллионов долларов, согласно документам Bloomberg News. При чистом капитале всего в 1,55 миллиарда долларов, прибыль составила нескромные 26%.

Один трейдер, который был на другой стороне сделок Касимиро, с неохотным уважением подытожил его путь в безжалостном мире российской нефти.

«Он умеет выживать», — отметил трейдер.

Перевод Станислава Прыгунова, специально для БВ