Business Insider: как в России покупают диссертации. Часть 2

disserСозданный в 2013 году Диссернет выявил на сегодняшний день около 5600 подозреваемых плагиаторов. Разоблачающие отчеты опубликованы по 1300 случаям. При этом, как заявляют основатели Диссернета, целью не является дискредитация этих людей.  Гораздо важнее – восстановить понятие «репутация» в российском обществе. «Фальшивые диссертации являются лишь частью того, что мы называем репутационной катастрофой в России, когда люди, пользующиеся успехом и влиянием, не те, кто этого заслуживает, а те, кто ничего на самом деле из себя не представляют», — отмечает журналист Сергей Пархоменко.

Каждый хочет получить свою долю

Распространенность мошенничества в академической среде в России существует, в том числе, за счет самой структуры высшего образования, пишет издание. В отличие от своих американских коллег, россияне могут получить ученую степень, не делая большого количества курсовых работ перед тем, как представить свою работу диссертационному совету. Подобные диссертационные советы, разбитые по дисциплинам и укомплектованные преподавателями,  существуют внутри университетов. В стране их насчитывается несколько тысяч.

— В большом университете может быть с десяток диссоветов, каждый из которых посвящен различным академическим  дисциплинам:  европейской истории, русской истории, филологии, французскому языку, философии и так далее, — говорит присоединившийся к Диссернету известный журналист Сергей Пархоменко.

За последние 25 лет многие из этих советов стали коррумпированными. Преподаватели  и научные консультанты в них получают взятки, проштамповывая очевидно слабые или украденные работы, рассказывает Арарат Осипян, не входящий в члены Диссернета.

— Каждый хочет получить свою долю, — говорит он. – Вы купили диссертацию, хорошо, но вам все равно придется заплатить людям из совета, чтобы они позволили этой диссертации пройти. В университетах всем нужны деньги, все они перегружены работой и многим преподавателям недоплачивают.

По мнения соучредителя Диссернета Андрея Заякина, коррумпированные диссертационные советы являются ядром в цепочке мошенничества в академической среде. Интересно, что в этой системе процветают фирмы, предлагающие написать диссертацию. Их сотрудники часто маскируются под простых академических консультантов. По большей части, эти фирмы открыто ведут свой бизнес и их легко можно найти, вбив в поисковик «диссертация на заказ».

На одном красивом и очень удобном сайте подтянутый мужчина в очках предлагает диссертации по выгодной цене в 100 тысяч рублей (около 1500 долларов). Ваш заказ может быть готов всего за 30 дней. Отзывы клиентов обещают отличный результат: «Олег» пишет, что полученная от компании диссертация «была отлично сделана» и одобрена всеми изучавшими ее экспертами. «Я бы не смог сделать ее настолько хорошо», — не скрывает он.

Кто несет ответственность за фактическую подготовку самого текста, для клиентов остается загадкой, говорит Заякин. «У нас нет доступа к внутренней структуре этих мельниц, так что мы не знаем, кто эти люди, подделывающие работы. Являются ли они младшими преподавателями, входящими в совет? Или они сотрудники университета, в котором есть диссертационный совет?», — отмечает он.

Компании, как правило, предлагают широкий спектр услуг, говорит Осипян. Средняя цена сделанной под заказ работы составляет примерно 3 тысячи долларов, более  сложные  пакеты, включающие научную монографию и создание целой серии фальшивых публикаций, может обойтись в 25 тысяч долларов. «Если вы покупаете топовый пакет услуг, то подрядчики сами заключат сделку с диссертационным советом, — рассказал Пархоменко. – В идеале, вы можете просто заплатить деньги и забыть о проблеме, ваш диплом просто принесут вам домой».

Что-то пошло не так

Среди верхушки Коммунистической партии советской эпохи было не слыханным найти кого-нибудь с поддельным дипломом. По данным Осипяна  число защищенных диссертаций в России выросло с 15 тысяч в 1993-м до 30 тысяч в 2005 году.

Высокая степень образования играет важную роль в России, так как чаще всего оно может принести ощутимую прибыль.  В некоторых секторах экономики важные посты занимают только люди, имеющие ученую степень, а медикам она помогает более дорого оценивать свои услуги.

В политике подобные стимулы особенно извращены. Некоторым докторам наук, отошедшим от власти,  можно возглавлять высокооплачиваемые должности в качестве руководителя университета. «Там может укорениться незадачливый, глупый или несостоявшийся человек, — говорит Заякин. – В этом случае ему будет проще получить прибыль от других форм коррупции».

— Преподавательская работа является одной из немногих законных сфер деятельности,  которой могут заниматься действующие политики, — говорит Пархоменко. – Политик не имеет права заниматься бизнесом. Но он может быть профессором, и он может писать книги. Это отличный способ отмывания доходов. Откуда у вас эти деньги? Ну, я читал лекции. Я давал консультации. Я уважаемый человек.  Весь мой доход – от научно-преподавательской деятельности.

Но ценность для элиты представляют не только экономические стороны академического статуса. Осипян считает, что старые традиции советского времени – это ключ к пониманию сегодняшнего спроса на ученую степень.   «В Советском Союзе огромным авторитетом пользовались  математики, физики, химики, биохимики, биологи, потому что проводились реальные исследования. Эти люди были честными и благородными», — говорит он.  Но сейчас этот авторитет себя изжил, финансирование научных работ сократилось, и многие ученые были вынуждены уехать работать за границу.

Для тех, кто может позволить себе ученую степень, она по-прежнему является инструментом социального роста. По словам Грегори Симонса, старшего научного сотрудника Уппсальского центра российских и евразийских исследований (Швеция) и соавтора недавней статьи о коррупции в российском высшем образовании, считает, что взрыв мошенничества в академической среде России был вызван скудными окладами реальных ученых. Вместе с тем, социально амбициозные  профессионалы располагают средствами, которые они могут потратить на символы статуса.

— Этот бизнес появился из-за того, что система была высоко бюрократичной  … и в то же время статус и зарплата академиков упали, — рассказывает Симонс. – Эти факторы дополнили друг друга. Этому помог и тот факт, что новый класс  юристов, политиков и бизнесменов, ставших победителями в  формирующейся России и накопивших огромные капиталы в рекордные сроки, нуждался в легитимности.

«Но если каждый, кто может позволить себе степень доктора философии, знает, где и откуда она берется, то почему он продолжает считать ее ценной? —  удивляется  Лорен Грэм, историк из MIT — Немного странно не задумываться над тем, как получена ученая степень, считая ее важной для престижа.  Это кажется противоречивым».

Правительство России и сами образовательные учреждения не были полностью безразличны к чуме академического мошенничества в стране. В 2012 году, когда было обнаружено, что глава престижной математической академии в Москве, Андрей Андрианов, подделал несколько публикаций, а затем распечатал копии опубликованных им статьей в несуществующих научных журналах, Министерство образования и науки России сформировало комиссию для решения данной проблемы.

По итогам правительство распустило диссертационный совет в Московском государственном педагогическом университете, который одобрил степень Андрианова, закрыло или приостановило деятельность около 800 других советов по всей стране. После были осуществлены реформы по борьбе с коррупцией в ведомствах, ответственных за сертификацию диссертаций.

Хотя лишь несколько чиновников ушли в отставку или были уволены в связи с обвинениями Диссернета, его основатели полагают, что их труд приносит определенные плоды.  Если уж ничего не добьемся, говорят они, то хотя бы доведем до сведения псевдо-ученых, что диссертации, предлагаемые на черном рынке, вероятнее всего, будут плагиатом, и что их покупка несет в себе определенный риск. Возможно, именно по этой причине, говорит Заякин, число защищенных диссертаций упало примерно с 30 тысяч в 90-х до 16,5 тысяч в 2012 году.

Попытка напугать членов российской элиты стать менее коррумпированными, несомненно, можно считать победой. Но, как признает Пархоменко, это не то же самое, что в корне изменить общественное мнение. Вряд ли обычным людям станет дело до мошенничества в академической среде, или они перестанут думать о нем, как о нормальной части жизни.

— Многие люди находятся в России как на ладони, — говорит Пархоменко, отмечая, что Сергей Нарышкин продолжает комфортно себя чувствовать  и в парламенте, и в партии. — Русская общественность говорит : «И что? Ну, украл. Каждый ворует. В конце концов, почему бы не быть начальником и не подворовывать». Так что репутация ничего не значит. Угроза – мы испортит вашу репутацию, мы расскажем всем, что ты украл – не производит никакого эффекта.

Если все так и есть, и фатализм русского народа в коррупции  так глубок, то как Диссернет собирается достичь своей цели по восстановлению ценности репутации?

«Постепенно, постепенно, — говорит Пархоменко. – Иногда мы получаем реакцию – зачастую, довольно громкую. А иногда мы можем прикрепить эту этикетку к людям. Всем известно, что, например, министр культуры в России – человек с двумя украденными диссертациями. Это написано в Википедии. Это появляется в качестве первого результата поиска в Google. Очень важно прикрепить эту этикетку, которую он будет таскать на себе. Рано или поздно это будет что-то значить».

Перевод Станислава Прыгунова, специально для «БВ».