Как БРИКС стал настоящим международным клубом и почему в него хотят попасть еще 19 стран

Группа стран БРИКС с развивающимися рынками — Бразилия, Россия, Индия и Китай, к которой позже добавилась Южная Африка, — прошла путь от слогана, придуманного инвестиционным банком, до реального клуба, который также контролирует крупный банк развития.

И если раньше наблюдатели с иронией смотрели как Китай, управляемый Коммунистической партией, разделяет тщеславие Уолл-Стрит, то теперь страны всех политических мастей, включая Иран и Саудовскую Аравию, стремятся присоединиться к БРИКС. Это может создать потенциальные трения на саммите клуба 22-24 августа в Йоханнесбурге, пишет Bloomberg

Как начиналась БРИК(С)?

Термин «БРИК» был придуман в 2001 году экономистом Джимом О’Нилом, в то время работавшим в Goldman Sachs Group Inc., для привлечения внимания к высоким темпам роста в Бразилии, России, Индии и Китае. Он был задуман как оптимистичный тезис для инвесторов на фоне пессимизма рынка после терактов в США 11 сентября того же года.

Четыре страны восприняли эту идею и поддержали ее. Их быстрый рост в то время означал, что у них были общие интересы и общие проблемы. Они уже сотрудничали в таких организациях, как Всемирная торговая организация, и чувствовали, что их влияние в мировом порядке, в котором доминируют США, будет больше, если их голоса будут объединены. Первая встреча министров иностранных дел стран БРИК была организована Россией на полях Генеральной Ассамблеи ООН в 2006 году. Группа провела свой первый саммит лидеров в 2009 году. Южную Африку пригласили присоединиться в конце 2010 года, расширив членство на еще один континент.

На группу приходится большая часть мировой экономики

Чем занимается БРИКС?

Самые большие достижения были финансовыми. Страны договорились объединить 100 миллиардов долларов иностранной валюты, которую они могли бы ссужать друг другу в случае возникновения чрезвычайных ситуаций. Этот механизм ликвидности начал действовать в 2016 году. Они основали Новый банк развития — учреждение, вдохновленное Всемирным банком, которое с момента начала своей деятельности в 2015 году одобрило кредиты на сумму более 30 миллиардов долларов для таких проектов, как водная и транспортная инфраструктура, так Южная Африка заняла 1 миллиард долларов в 2020 году для борьбы с пандемией Covid-19. Страны планируют обсудить возможность создания единой валюты БРИКС в этом году.

С экономической точки зрения природные ресурсы и сельскохозяйственная продукция Бразилии и России делают их естественными партнерами для удовлетворения спроса Китая. У Индии и Китая более слабые торговые связи друг с другом, отчасти из-за политического соперничества и ожесточенного пограничного спора. Как и другие многосторонние форумы, такие как «Большая семерка», ежегодные саммиты БРИКС и десятки других встреч на более низком уровне оканчиваются совместными заявлениями, подчеркивающими согласие, но лишенными конкретики. Самым большим препятствием здесь являются разные интересы стран по основным вопросам политики и безопасности, включая отношения с США, а также разные системы управления и идеологии.

Кто главный?

С экономической точки зрения валовой внутренний продукт Китая более чем в два раза превышает размер всех четырех других членов вместе взятых. Теоретически это должно дать ему наибольшее влияние. На практике Индия, которая недавно превзошла Китай по численности населения, стала противовесом.

Возьмем два примера: БРИКС официально не поддержала большой шаг Китая в области развития под названием «Инициатива пояс и путь», отчасти потому, что Индия возражает против инфраструктурных проектов пояса и пути на спорной территории, принадлежащей Пакистану, ее соседу и заклятому сопернику.

В Новом банке развития нет доминирующего акционера: Пекин согласился на равные доли, за которые выступает Нью-Дели. Штаб-квартира банка находится в Шанхае, но изначально им руководил индиец, а сейчас это делает бывший президент Бразилии Дилма Руссеф.

Доля БРИКС в общей рыночной капитализации среди развивающихся рынков.

Является ли Россия членом БРИКС?

Да, Россия осталась членом БРИКС, несмотря на конфликт с Украиной, начавшийся в 2022 году. Саммит лидеров БРИКС в том году проходил онлайн, и Путин в нем участвовал. Другие страны БРИКС заняли в целом нейтральную позицию по отношению к конфликту, считая его скорее региональной проблемой, чем глобальным кризисом.

Однако конфликт изменил отношения России с институтами БРИКС. Новый банк развития быстро заморозил российские проекты, и Москва не смогла получить доступ к долларам через общую валютную систему БРИКС. По сути, в условиях накопления санкций США другие страны БРИКС поставили в приоритет постоянный доступ к финансовой системе, основанной на долларах, а не помощь России. А правительство ЮАР ломает голову над тем, что делать, если Путин появится на августовском саммите. 

Чем он отличается от других понятий, как G-20 или Глобальный Юг?

В целом БРИКС похож на такие клубы, как «Большая двадцатка», в том, что представляет собой движение к более многополярному миру и отходу от мира, в котором доминируют США через «Большую семерку» и Всемирный Банк.

Другие многосторонние группировки, которые, возможно, приобретают влияние в рамках этой тенденции, включают ОПЕК, Шанхайскую организацию сотрудничества, общий рынок стран Южной Америки (МЕРКОСУР) и Африканский союз.

«Глобальный Юг» — это вовсе не клуб, а термин, получивший распространение в последние годы для обозначения относительно бедных стран, которые также иногда называют развивающимися. Его обычно противопоставляют «Глобальному Северу», состоящему из США, Европы и некоторых богатых стран Азии и Тихого океана. Но связь между этими двумя понятиями непростая. Например, Европейский Союз, прочно входящий в состав Глобального Севера, мог бы получить большее влияние в многополярном мире.

Китай считает себя развивающейся страной, хотя его статус второй по величине экономики в мире с большим средним классом делает подобную классификацию неудобной. «Большая семерка» пригласила Бразилию, Индию и Индонезию принять участие в саммите своих лидеров в этом году, что, по словам официальных лиц, было попыткой выйти на Глобальный Юг.

Кто хочет присоединиться к БРИКС и почему?

Китай, который стремится повысить свой авторитет на мировой арене и противостоять влиянию Запада, инициировал разговор о расширении клуба. По словам Анила Суклала, посла Южной Африки, которая председательствует на данный момент, это предложение будет в центре внимания нынешнего саммита. По крайней мере, 19 стран выразили заинтересованность, из них 13 официально обратились с просьбой о присоединении, включая Саудовскую Аравию и Иран, добавил он в интервью.

Другие страны, проявившие интерес, включают Аргентину, Объединенные Арабские Эмираты, Алжир, Египет, Бахрейн и Индонезию, а также две страны из Восточной Африки и одну из Западной Африки, которые Суклал не стал называть. Для новых участников членство в БРИКС может расширить их дипломатическое влияние и открыть выгодные торговые и инвестиционные возможности.

Есть ли еще клубы, подобные БРИКС или концепция мертва как инвестиционная стратегия?

Инвесторы по-прежнему проявляют большой интерес к развивающимся рынкам. Но хотя два десятилетия назад БРИКС была хорошей идеей, из-за геополитических изменений сегодня организация в значительной степени не актуальна в качестве инвестиционной темы и различных экономических траекторий участников.

По данным Bloomberg Intelligence, за исключением Индии, страны БРИКС за последние пять лет отставали от своих конкурентов на развивающихся рынках. Санкции, введенные США, сделали Россию непривлекательной для инвестиций, а сегменты Китая, особенно технологические компании, также попали под санкции или могут столкнуться с потенциальными запретами на инвестиции.

Китай также является зрелой экономикой, все более отделяющейся от других развивающихся рынков и сталкивающейся со структурным замедлением. Экономика Бразилии заметно замедлилась после окончания глобального сырьевого бума около десяти лет назад, в то время как экономика Южной Африки несколько лет подвергалась веерным отключениям электроэнергии, потому что государственные коммунальные предприятия не могут производить достаточно электроэнергии для удовлетворения спроса. Индия по-прежнему показывает серьезные темпы роста, которые инвестиционные банки сейчас сравнивают с Китаем 15-летней давности, хотя неясно, сможет ли она следовать китайской модели, ориентированной на производство.

Перевод Станислава Прыгунова, специально для «БВ»