VIP-изоляция: сделка по спасению «Русала» оставляет Дерипаску не при делах

deripaskaСделка, убедившая США отменить санкции в отношении компаний, связанных с Олегом Дерипаской, может, и помогла навести порядок на мировом алюминиевом рынке, но сам российский миллиардер оказался в изоляции.

Источники Bloomberg утверждают, что руководители и члены совета директоров United Co. Rusal и материнской компания En + Group Plc теперь стараются избегать прямых контактов со своим крупнейшим акционером, который остается под персональными санкциями США.

Олег Владимирович исчез со всех шумных VIP-мероприятий, которые он ранее посещал. Даже коллега-миллиардер Владимир Потанин говорит, что ощущает отсутствие своего соперника.

Прошел почти год с тех пор, как США объявили о санкциях в отношении Дерипаски и его бизнеса, что привело к переполоху на глобальном рынке алюминия и серьезно затруднило его деятельность. В конце января, после почти восьми месяцев переговоров и яростного лоббирования, казначейство США исключило Rusal и En + из санкционного списка.

С тех пор Дерипаска выпал из общественного поля зрения. Он не присутствовал на выступлении президента Владимира Путина в феврале и отсутствовал на ежегодной мартовской встрече президента и крупного бизнеса, организованной Российским союзом промышленников и предпринимателей. По словам людей, знакомых с этим вопросом, он снова в этом году пропустит Петербургский экономический форум в июне.

Очень сдержанно

Даже председатель En+ Грег Баркер, британский лорд, возглавлявший лоббистский толчок, говорит, что он не общался с Дерипаской с момента отмены санкций. Отношения магната с компаниями в настоящее время «очень ограничены», заявил Баркер на прошлой неделе во время Всемирного саммита по сырьевым товарам FT в Лозанне.

«Если бы он знал в самом начале, как далеко ему, в конце концов, придется зайти, я бы усомнился, отправился бы он вообще в путешествие», — сказал он.

En+ и Rusal в общем и целом вернулись к своей обычной жизни, но с одним явным отличием: сотрудники стараются изо всех сил избегать прямого контакта с человеком, годами контролировавшего  обе компании. Большинство из их руководителей работали на Дерипаску в течение многих лет, а в случае менеджмента Русал и десятилетия.

Тем не менее, ставки продолжают оставаться высокими, поскольку некоторые политики США выражают сомнение в том, что миллиардер больше не контролирует компании, и призывают к пересмотру санкций.

En +, Rusal и Дерипаска обеспечивают полное соблюдение соглашения с OFAC (Управление по контролю за иностранными активами – подразделение Министерства финансов США), сказала пресс-секретарь организации.

Мобильные телефоны под запретом

Мобильные телефоны руководителей периодически проверяются на предмет их контактов с Дерипаской. В редких случаях, когда общение неизбежно, сотрудник должен сообщить об этом в отдел соблюдения нормативных требований, подробно объяснив, почему это было необходимо и что обсуждалось. В Управление контроля иностранных активов должен быть предоставлен и подробный отчет.

Однако руководители En + и Rusal не ограничены в общении с топ-менеджерами других компаний Дерипаски.

Тем не менее, последствия санкций все равно выходят за рамки двух компаний. Русалу принадлежит 28% акций ГМК «Норильский никель», а Потанину — 34,5%. Два миллиардера годами сражались за контроль над компанией. Потанин утверждает, что Дерипаска не знает, кто принимает стратегические решения в Русале.

Со своей стороны, Дерипаска подал в суд Вашингтона на министерство финансов США и секретаря Стивена Мнучина за отказ снять персональные санкции, назвав себя последней жертвой «политической борьбы и продолжающейся реакции на предполагаемое вмешательство России» в президентские выборы 2016 года в США. Телевизионное интервью CNBC в марте, посвященное обсуждению его заявления, было одним из немногочисленных публичных выступлений с апреля прошлого года.

По словам Баркера, тот факт, что Дерипаска подал иск, показывает, насколько обременительна была ситуация для миллиардера, добавив, что он узнал об этом только из сообщений прессы.