Олени боятся, фьорды не живописны — как норвежские саамы и Грета Тунберг борются с ветропарками

Норвегия, являющаяся мировым лидером в использовании возобновляемых источников энергии, планирует расширение проекта. Но в конце 2021 года два крупных ветряных парка на ветреном полуострове Фосен стали источником столкновения между правами коренных народов и зеленой повесткой правительства, пишет Bloomberg.

Протестующие, обеспокоенные последствиями деятельности парков для коренных саамов, в том числе климатическая активистка Грета Тунберг, заблокировали правительственные учреждения в начале 2023 года и потребовали, чтобы чиновники отключили 151 турбину проекта. Попытки договориться затянулись на несколько месяцев, пока 18 декабря не было достигнуто частичное решение, которое позволит производству ветровой энергии оставаться здесь как минимум до 2045 года.

Почему этот спор важен?

Этот случай показывает насколько важно будущее ветроэнергетики в Норвегии. Страна нуждается в большем количестве экологически чистого электричества в дополнение к своим обширным гидроэнергетическим ресурсам, чтобы достичь целей по сокращению выбросов и подготовиться к электрификации всех сфер экономики. 

О чем речь?

Район Фосен на протяжении веков принадлежал саамам. Ветропарки расположены на традиционных пастбищах оленей, которых саамы выращивают ради мяса, шкур и рогов. Пастухи говорят, что животных отпугнули грохот стройки и свист вращающихся лопастей.

Верховный суд в постановлении 2021 года установил, что турбины нарушают права саамов. Он сослался на Пакт ООН о гражданских и политических правах, в частности на статью 27, в которой говорится, что меньшинствам не должно быть отказано в праве «наслаждаться своей собственной культурой». Бездействие правительства после вынесения приговора вызвало протесты.

Почему решение суда не привело к закрытию парков?

Хотя суд постановил, что разрешения на установку турбин недействительны, он не стал объявлять их незаконными, поэтому правительство не было обязано закрывать парк.

Строительная компания Fosen Vind, контролируемая государственной компанией Statkraft AS, предложила способы продолжения оленеводства в этом районе. Правительство премьер-министра Йонаса Гара Сторе разрешило продолжить работу, пока разрабатываются меры по смягчению последствий.

Как правительство отреагировало на протесты?

Правительство серьезно отнеслось к протестам, поскольку оно стремится найти решение, позволяющее избежать закрытия парков. Им менее пяти лет, и они помогают покрыть потребности региона в электроэнергии во время засушливых периодов и способствуют усилиям Норвегии по достижению своих климатических целей.

Министр энергетики Терье Осланд выразил поддержку посредническим усилиям правительства, в результате которых в конце декабря 2023 года было достигнуто соглашение по части проекта. Сделка позволит продолжить работу ветряной электростанции Сторхейя — 80 турбин — до минимум 2045 г., дальнейшая эксплуатация требует согласия Сор-Фосенского оленеводческого района. Переговоры между оленеводческим районом Норд-Фосен и Роан Винд по поводу остальных 71 турбины все еще продолжается.

Какие проекты могут оказаться под угрозой?

Другие береговые ветроэнергетические проекты сейчас также находятся под угрозой. Правительство надеется построить больше таких установок, чтобы диверсифицировать портфель возобновляемых источников энергии Норвегии в случае засухи, учитывая, что гидроэнергетика генерирует 90% электроэнергии в стране.

Споры по поводу парков Фосен возникают в то время, когда подобные проекты в Норвегии уже не так популярны. Возведение высоких турбин среди живописных гор и фьордов страны вызвало народное возмущение. Правительство усилило стимулы для местных муниципалитетов , но планы ввести для отрасли налог на ресурсную ренту, вызвали протест уже со стороны инвесторов.

Предложение Equinor ASA о прокладке линий электропередачи к терминалу сжиженного природного газа на острове Мелькойя недалеко от арктического города Хаммерфест также может утратить силу из-за разногласий по поводу Фосена. Ожидается, что электрификация терминала сократит выбросы в атмосферу, но проект предполагает прокладку новых кабелей, пересекающих районы выпаса оленей.

Оппоненты говорят, что Equinor игнорирует другие варианты, в том числе установку технологии улавливания и хранения углерода, которая была бы дешевле и вызывала бы меньше сбоев.

Возникали ли подобные проблемы раньше?

Это не первый раз, когда между саамами и норвежским правительством возникают разногласия по поводу энергетической политики. Традиционные территории саамов находятся в некоторых частях Норвегии, Финляндии, Швеции и России. В конце 1970-х и начале 1980-х годов вспыхнули протесты по поводу проекта гидроэлектростанции на реке Альта в северной Норвегии. В этом случае Верховный суд вынес решение в пользу правительства, разрешив реализацию проекта.

С тех пор правительство проделало большую работу для признания прав коренных народов. В 1989 году впервые был открыт саамский парламент, а в 2018 году норвежский парламент учредил комиссию по установлению истины и примирению для расследования несправедливости в отношении саамов и двух других национальных меньшинств. Аналогичные шаги последовали в Швеции и Финляндии в 2021 году.

Перевод Станислава Прыгунова. специально для «БВ»