Что ждет Россию после Владимира Путина

putinПо мнению фонда «Свободная Россия», будущее страны может оказаться не столь скучным, как ее настоящее, пишет Bloomberg.

Путинская Россия после 2014 года, по крайней мере, внешне, казалась одним из самых стабильных и предсказуемых режимов в мире – с напористым авторитарным правительством, поддерживаемым большинством населения внутри страны.

Поэтому вполне естественно, что некоторые ведущие аналитические умы страны стремятся к прогнозированию жизни после ухода Путина в 2024 году: настоящее же кажется слишком унылым для обсуждения.

Фонд «Свободная Россия» — базирующийся в Вашингтоне аналитический центр под председательством бывшего помощника госсекретаря Дэвида Крамера, только что опубликовал 170-страничный отчет о том, как может выглядеть страна в 2030 году. Среди авторов оказались политолог Александр Морозов, медиа-эксперт Василий Гатов, экономисты Владимир Милов и Владислав Иноземцев, социолог Денис Соколов и эксперт по энергетике Илья Заславский.

Хотя доклад и не пытается замаскировать явные расхождения во взглядах его авторов, существует определенный консенсус относительно ключевых моментов возможной напряженности в ближайшем будущем России. Вот они:

Россия все равно будет зависеть от экспорта энергоносителей. Несмотря на все разговоры о снижении зависимости страны от экспорта нефти и газа, в 2017 году на него приходилось 40 процентов доходов бюджета, что довольно много, по сравнению с 25 процентами в 2000 году. Но дальнейшее существование этой модели находится под вопросом из-за роста количества электромобилей, усиления конкуренции на мировом рынке природного газа и снижение спроса на уголь, третий по величине экспортный товар России.

Ни один из авторов доклада не ожидает преодоления энергетической зависимости, но также не видит возможность энергетического кризиса до 2024 года. Хотя если цена нефти упадет ниже 30 долларов и останется таковой в течение длительного периода, западные санкции могут стать слишком обременительными для любого последующего режима.

Россия все больше попадет под влияние Китая. Союз между двумя странами будет укрепляться, поскольку Россия будет поставлять все больше сырья, а Китай — промышленных товаров. Обширное военное сотрудничество двух стран может быть подкреплено их растущим желанием уравновесить США. В наиболее вероятном сценарии, обсуждаемом в докладе, Россия станет китайским спутником, увеличивая свою военную мощь и постепенно позволяя Поднебесной войти на свой внутренний рынок. Западные санкции и противостояние Вашингтона с Пекином делают этот исход более вероятным, несмотря на непопулярность такого альянса внутри России.

­– Никаких дорогостоящих военных приключений, но не забываем смотреть за Белоруссией и Казахстаном. Никто из авторов доклада не ожидает, что Россия предпримет какие-либо агрессивные военные действия против стран Балтии, но Беларусь может оказаться привлекательной целью, если Владимир Путин захочет остаться у власти после 2024 года в качестве главы объединенного государства. Медленная передача власти  в Казахстане, вероятно, может представлять определенную угрозу. Если соседнее государство решит присоединиться к Китаю или Турции, то оно лишит Россию одного из буферов безопасности.

Восстания элит не будет. Здесь диапазон мнений намного шире. Некоторые авторы ожидают падения лояльности на региональном уровне по отношению к Москве, другие настроены более пессимистично. Последние считают, что все части истеблишмента — от бизнеса до военных, слишком заинтересованы в своем статусе-кво и протестовать не будут.

В 2004 году 70 процентов валовой продукции производили частные компании, на сегодняшний день эти же 70 процентов принадлежат государству – и ботва, и морковь поступают из централизованного источника. Ни один из авторов не ожидает, что западные санкции могут привести к тому, что какая-либо часть российской элиты выступит против Путина, поскольку его режим эффективно защищен от государственного переворота.

Картина, вырисовывающаяся из отчета, представляет собой зрелую, стабильную систему, ориентированную на относительно плавную преемственность, когда Путин решит уйти. Для Запада лучшим результатом было бы, если бы все еще авторитарная и высокоцентрализованная Россия решила быть менее напористой, отказавшись от проекта в отношении Восточной Украины и попыток посеять раздор на Западе посредством пропаганды и киберактивности.

Если рассуждать рационально, то журналист Bloomberg склонен согласиться с большей частью доклада. Путин настолько изменил страну, что ее невозможно узнать тому, кто жил там в бурные 90-е годы. Нынешние локальные протесты – против планов строительства церкви в общественном парке или против гигантской свалки в непосредственной близости от жилого района – вряд ли можно назвать предвестниками революции. В среднесрочной же перспективе, учитывая  падение уровня жизни и все увеличивающийся ущерб, наносимый окружающей среде, нельзя исключать эскалацию сразу в нескольких городах – независимо от того, будет ли в это время Путин лидером страны или нет.

Для всех крупных игроков, как западных, так и незападных, было бы уместным попытаться наладить новые отношения с Россией. И сделать это более разумно, чем в прошлый раз — почти 30 лет назад.

Перевод Станислава Прыгунова, специально для «БВ