Утечка мозгов из России идет полным ходом, но собираются ли айтишники задерживаться в Грузии — вопрос

Более 20 000 работников IT-индустрии присоединились к исходу в Грузию, правда, вновь прибывшие, также повышают арендную плату и вызывают у местных подозрение, пишет Bloomberg.

Дмитрий Клименко заканчивает работу над новым ночным клубом в центральном тбилисском парке Ваке, целью которого является привлечение некоторых из десятков тысяч дезориентированных соотечественников, белорусов и украинцев, уехавших в Грузию в последние месяцы.

Ветеран бизнеса, за плечами у которого семь подобных заведений, которые он открывал в своем родном городе Новосибирске на протяжении многих лет, Клименко покинул Россию 7 марта, когда конфликт на Украине омрачил политический климат.

«Это то, что я умею делать», — сказал Клименко, в то время как сначала одна, а затем вторая пара любопытных россиян остановились, чтобы посмотреть на его новое заведение под названием «Баланс».  «Когда я расспрашивал окружающих, стоит ли этим заниматься, люди говорили: «Сделай это! Мы здесь потерялись».

Дмитрий Клименко в своем зале The Balance в Тбилиси, Грузия. Фотограф: Тако Робакидзе/Bloomberg

По оценкам правительства Грузии, в этой небольшой кавказской стране с населением 4 миллиона человек сейчас проживает 80 000 русских, белорусов и украинцев. Из них 20–25 000 человек работают в сфере информационных технологий и программного обеспечения, а еще около 30 000 — это граждане России, приехавшие с начала спецоперации. В последнее время много людей стало также приезжать из Белоруссии и Украины.

Как IT-специалисты, они не видят большого будущего в России, поскольку спецслужбы ужесточают контроль над интернетом, международные санкции давят на экономику, а иностранные компании уходят с российского рынка. Программисты стекаются в другие соседние государства, такие как Армения и Казахстан, а также в Турцию, Дубай и Израиль, в то время как США тоже  пытаются заманить их, отказавшись от некоторых визовых требований. Исход происходит из-за того, что российские технологические компании, включая интернет-гиганта Yandex NV, пытаются бороться с ужесточающейся цензурой, нехваткой необходимого оборудования и негативной реакцией на зарубежных рынках.

Молодые, образованные и самодостаточные в финансовом отношении — это те люди, на которых технологические центры, такие как Берлин, Лиссабон и Лондон, тратят целые состояния, в попытке их заманить. Их нахождение в Грузии, поскольку они обслуживают клиентов по всему миру со своих ноутбуков, представляет собой огромную экономическую возможность для бедной страны с  достаточно либеральной налоговой и деловой средой.

Туристы у башни с часами Театра марионеток Резо Габриадзе в Тбилиси, Грузия. Фотограф: Тако Робакидзе/Bloomberg

«Весь мир борется за привлечение этих людей», — говорит бывший управляющий центральным банком Гиорги Кадагидзе за чашкой кофе в центре Тбилиси. Он утверждает, что Грузия должна агрессивно позиционировать себя как безопасное убежище от репрессивных режимов, которое предлагает сильный финансовый сектор, пляжи, горы, теплый климат и хорошую еду. «Мы можем быть восточной Португалией». 

И все же Кадагидзе сильно не ждет этого, поскольку большинство мигрантов снова уедут, как только смогут получить визы для дальнейшего путешествия. Не помогает и то, что многие простые грузины, пострадавшие от российского вторжения в 2008 году, с подозрением относятся к вновь прибывшим.

По мнению Кадагидзе, правительству Грузии не хватает воли для создания и обнародования условий, которые побудили бы их остаться, точно так же, как оно не смогло обеспечить статус кандидата, который Европейский союз предоставил Украине и Молдове. Эта неудача с Брюсселем спровоцировала одни из крупнейших митингов протеста в Грузии за всю ее бурную постсоветскую историю.

Правительство столкнулось с резкой критикой со стороны Европарламента, который в прошлом месяце осудил Грузию за подавление свободы СМИ и отступление от судебной реформы и гражданских свобод. В том числе припомнив бывшего президента Михаила Саакашвили, который в настоящее время госпитализирован во время отбывания тюремного заключения, которое его сторонники считают политическим.

Оппоненты правительства также обвиняют его в попытке умиротворить Москву. Министр экономики и устойчивого развития Леван Давиташвили называет такую ​​критику несправедливой и политически мотивированной. По его словам, службы безопасности тщательно проверяют российских иммигрантов на наличие агентов или угроз санкций, в то время как правительство создало целевую группу, чтобы помочь компаниям и предпринимателям урегулировать и пройти процедуры, например, необходимые для открытия банковского счета.

Правительство также ведет переговоры о привлечении нескольких международных технологических фирм, переводящих персонал из России, рассказал Давиташвили в своем офисе над гиперсовременным регистрационным центром в Тбилиси. Удивленный Клименко, владелец ночного клуба, сказал, что ему потребовалось всего 15 минут, чтобы зарегистрироваться в качестве предпринимателя.

Регистрационный центр Дома юстиции, где, по словам Клименко, ему потребовалось всего 15 минут, чтобы зарегистрироваться в качестве предпринимателя. Фотограф: Тако Робакидзе/Bloomberg

«Это очень важно для Грузии, для экономики Грузии и для цифровой трансформации Грузии», — рассуждает Давиташвили о притоке россиян. По его словам, другие преимущества, в том числе низкий подоходный налог, специальная ставка корпоративного налога в размере 5% для привлечения иностранных технологических компаний, а также культура и язык, знакомые россиянам, существовали задолго до войны.

Что касается статуса кандидата в члены ЕС, то это также стало серьезным разочарованием для правительства, учитывая, что, по словам Давиташвили, Грузия опережает Молдову и Украину по большинству критериев членства в ЕС.

Некоторые препятствия на пути технологического бума в Грузии имеют мало общего с политикой правительства. Во-первых, многие россияне выбрали страну, потому что могли просто приехать без визы и планировали покинуть ее, как только получат необходимые для этого документы.

20-летний Костя Амеличев рассказал, что уехал из Москвы 4 марта, опасаясь призыва в армию, и сейчас дистанционно заканчивает университет. Стартап по высокочастотной торговле, который он привез в Грузию с товарищами — сейчас в Тбилиси 10 его однокурсников, оплачивает счета. Но он рассчитывает двигаться дальше, как только получит степень.

25-летний веб-разработчик Владислав Мендзянский продолжает работать в шведской компании, которая наняла его в Москве, но говорит, что не уверен, останется ли он в Тбилиси через три года. На данный момент, по его словам, он просто счастлив платить налоги грузинскому правительству, а не режиму в своей родной стране.

Совладелица Дария Женисхан с барменом в своем баре Ploho в Тбилиси, Грузия. Фотограф: Тако Робакидзе/Bloomberg

Медзиянский быстро нашел дорогу в Ploho, один из нескольких русскоязычных баров, появившихся в Тбилиси в последнее время. «Для продажи алкоголя здесь даже не нужна лицензия, — говорит 24-летняя совладелица заведения Дария Женисхан из Казахстана. Стены и потолок небольшого бара, открытого в октябре, покрыты антипутинскими граффити.

Некоторые, возможно, все же решат вернуться в Россию. Один из топ-менеджеров крупной российской технологической компании сказал, что некоторые сотрудники уже возвращаются, так как они почувствовали, что первоначальные последствия спецоперации постепенно ослабевают. Стоит сказать, что не все в Грузии встречают иммигрантов с распростертыми объятиями.

«Это действительно проблема, потому что мы не знаем, что эти люди делали в своей стране», — говорит Михаил Амбукадзе, 30-летний грузинский айтишник, ожидая свободного терминала в регистрационном центре. То же самое говорят еще несколько опрошенных.

Арендная плата в столице резко возросла — на 101% в мае по сравнению с годом ранее, согласно исследованию грузинского TBC Bank — в этом виноваты россияне, даже несмотря на то, что эффект низкой базы сыграл большую роль. Зураб Эристави, управляющий партнер компании Rentals, занимающейся элитной недвижимостью, сказал, что в течение месяца посленачала украинского конфликта он получил 500 запросов от россиян, но ответил только на один — от  желавшего вернуться на родину грузина.

По словам Кобы Гвенетадзе, нынешнего управляющего центральным банком Грузии, еще слишком рано говорить о том, какое долгосрочное влияние иммиграция из России окажет на Грузию.

Краткосрочные же итоги таковы. Денежные переводы из России в мае выросли в десять раз; депозиты на банковских счетах российских граждан с конца февраля по конец мая выросли на 25 млн долларов; По словам Гвенетадзе, вклады на всех банковских счетах в целом по стране выросли на 192 миллиона долларов — вероятно, в результате расходования денег прибывающими мигрантами.

Чистый эффект заключался в укреплении баланса валюты и текущих операций в Грузии. Но если возвращающиеся этнические грузины, скорее всего, останутся надолго, «остальные иммигранты, вероятно, на каком-то этапе уедут», — считает глава центрального банка. «Вопрос в том, когда именно».

Перевод Станислава Прыгунова, специально для «БВ»