Сработает ли потолок цен на российскую нефть и не приведет ли к еще большей эскалации

Ограничение цен на российскую нефть, установленное США и их союзниками, скорее всего, вступит в силу в ближайшие несколько недель. Но вопрос заключается в том, как оно может работать. Второй — хорошая ли это идея в целом. Сложный и неопределенный ответ на первый вопрос является причиной беспокойства по поводу второго.

В установлении ценового потолка есть экономический смысл. Но на карту здесь поставлено гораздо больше, чем экономика. Россия продает нефть со значительной прибылью, и ценовой предел ограничивает часть этой прибыли. Страна получает около 30% всего своего федерального бюджета за счет доходов от нефти и газа, поэтому их изъятие нанесет ущерб России в конфликте с Украиной.

Скажем, цена нефти 100 долларов за баррель, а добыча обходится России в 50 долларов за баррель. Прибыль от этой нефти составляет 50 долларов за баррель. Теперь предположим, что предел цены составляет 70 долларов за баррель. Российская прибыль падает до 20 долларов за баррель — но нефть все равно будет продолжать добываться. Тщательно отлаженный контроль над ценами позволит перераспределить доходы в пользу покупателей российской нефти, при этом не препятствуя поставкам нефти.

Правоприменение должно осуществляться через морские службы и страховые компании. Страны G-7 плюс Австралия, которые обсуждают ограничение, запретят своим компаниям оказывать подобные услуги, при условии, что они не помогут обеспечить соблюдение ограничения. В настоящее время многие из этих услуг продаются через западные страны, в частности, Великобританию.

Проблема заключается в том, как установить планку на нужном уровне. План состоит в том, чтобы установить фиксированный предел, а не некоторую процентную скидку к мировым ценам на нефть. Поэтому по мере изменения мировых цен на нефть будет необходимо корректировать верхний предел и, желательно, быстро. Учитывая, что на согласование идеи этой планки ушли месяцы, неизвестно, возможно ли осуществить задуманное. И все станет только хуже, если западная коалиция против России расколется или бюрократия будет медлить, считает эксперт Bloomberg.

Если ценовой потолок окажется слишком низким и российская нефть вообще исчезнет с мировых рынков, это может значительно усугубить глобальный экономический спад.

Вторая проблема состоит в том, что Россия может просто продать нефть странам, не участвующим в этом соглашении, в первую очередь Китаю и Индии. Но продажа большего количества нефти может потребовать от России снижения расценок. И хотя Китай и Индия вряд ли присоединятся к плану Большой семерки, само существование ценового потолка также даст им рычаги воздействия на Россию.

Суть, однако, остается неизменной: любое снижение госдоходов России может быть значительно меньше, чем предполагает план по ограничению цен на нефть. И это не считая того, что Россия могла бы заработать на продаже нефти на черном рынке. У стран, не входящих в G-7, появится хороший стимул покупать танкеры, страховать их и использовать для перевозки российской нефти без ограничения цен.

Но главная проблема — это эскалация. Ведь Россия может предпринять ответные действия, и не только на Украине — например, на тех же энергетических рынках. Скажем, прекратить поставки в Европу, где она все еще продает газ. Или занять более жесткую позицию на нефтяных рынках и продвигать ее в ОПЕК. Или усилить военные атаки на импортирующую энергоресурсы инфраструктуру Западной Европы.

Конкретные прогнозы делать сложно. Но пока существует вариант эскалации, как ответного действия, риски остаются вполне реальными. Один вопрос заключается в том, должна ли G-7 вообще идти на это, учитывая текущую ситуацию. Второй — нужны для эскалации именно энергетические рынки, а не, скажем, военные поставки.

К сожалению, ограничение цен на нефть можно рассматривать как признак слабости, а не как сигнал силы. Самым сильным вариантом было бы вообще прекратить покупать российскую нефть. Предельная цена сигнализирует о том, насколько она нам нужна и на какие экономические и дипломатические уловки мы готовы пойти, чтобы ее получить. Пока неясно, обескуражит ли этот сигнал Путина или, наоборот, придаст ему смелости.

Также стоит подумать о том, как отреагируют другие страны. Скажем, Большой семерке удается сбить цену на российскую нефть. Почему бы не расширить эту стратегию, например, в следующий раз против Саудовской Аравии? В конце концов, понятие налога на импорт нефти, в целом аналогичного по своему действию ценовому потолку, обсуждалось десятилетиями. Если это сработает для России, то может сработать и для более мелких странах, не имеющих ядерного оружия.

Однако, как это понимает большинство стран, более долгосрочным результатом будет ослабление торговых связей с Западом и сокращение инвестиций в энергетические мощности. Катар уже дал понять, что ему не так уж хочется продавать столько газа в Европу в будущем.

Возможно, конечно, что ценовой потолок сработает. Но эксперт Bloomberg не может спрогнозировать какой из вариантов даст лучший результат.

Перевод Станислава Прыгунова, специально для «БВ»