Эрдоган пошатывается перед голосованием в Турции

Президент формировал страну в соответствии со своим видением  последние два десятилетия. То, как страна станет развиваться дальше, будет иметь последствия далеко за пределами границ.

Реджеп Тайип Эрдоган уже почти прошел половину хорошо срежиссированного телеинтервью 25 апреля, когда камеры неожиданно отключились. Слышно было, как кто-то в комнате воскликнул: «О нет!», после чего внезапно закончилась трансляция. Президент Турции появился через 20 минут бледным и усталым, сказал, что у него проблемы с желудком, а затем исчез из поля зрения общественности на два дня.

В разгар самой значимой избирательной кампании турки получили редкий шанс пожить без своего могущественного лидера. Теперь вопрос, который резонирует во всем мире, заключается в том, захотят ли они его отменить после двух десятилетий у власти, пишет Bloomberg.

Эрдоган и его жена Эмине на сцене во время предвыборного митинга в Стамбуле, 7 мая. Фотограф: Моэ Зояри/Bloomberg.

Голосование должно пройти 14 мая. За эти годы Эрдоган изменил почти все — от основных инструментов управления экономикой в 900 миллиардов долларов до позиционирования Турции на шахматной доске в новой холодной войне. Вот почему так много зависит от соперничества между 69-летним Эрдоганом и его главным соперником, 74-летним Кемалем Кылычдароглу, и не только для 85-миллионного населения Турции.

Лидеры в Вашингтоне и Брюсселе очень хотят, чтобы Турция восстановила свой исторический союз с Западом. Однако новое появление Эрдогана на публике  произошло на церемонии по ввозу ядерного топлива на первую в Турции атомную электростанцию, которую строит Россия. Также на мероприятии, правда по видеосвязи, присутствовал президент Владимир Путин.

Для мировых финансовых менеджеров исход выборов может определить, станет ли Турция снова «покупателем». Инвесторы вкладывали деньги в страну во времена бума в первые годы правления Эрдогана. Совсем недавно они направились к выходу, поскольку он и его верный круг технократов бросили вызов экономической ортодоксальности, снизив процентные ставки. В это же время остальные экономики наоборот повышали их, стремясь снизить инфляцию.

Лук против электромобилей

Турки проголосуют в грядущее воскресенье, второй тур пройдет 28 мая, если ни один из двух основных кандидатов не получит большинства. Параллельно проходят парламентские выборы, и эта гонка также ожидается напряженной.

Эрдоган ведет кампанию как правитель — у которого есть большие идеи и который может воплотить их в жизнь, будь то отечественные истребители и электромобили или революционная сделка по зерну, которую он помог провести между Россией и Украиной. «Мы все вместе откроем ворота большой и могущественной Турции», — заявил президент на предвыборном митинге в понедельник в провинции Кыркларели к западу от Стамбула.

Экономика процветала при Эрдогане, но затем пришла в упадок . Источник: Международный валютный фонд.

Оппозиция, тем временем, критикует его из-за резкого роста цен на основные продукты питания. «Картошка, лук, пока-пока, Эрдоган», — рифмуется по-турецки (Patates, soğan, güle güle, Erdoğan) и является популярным лозунгом.

Конечно, для избирателей есть множество других вопросов, которые могут повлиять на результат, от обвинений в коррупции, предвзятости судей и растущего влияния религиозных групп до эффективности реакции правительства на февральские землетрясения, в результате которых на юге Турции погибло более 50 000 человек.

Разрушенное здание в Хатае в феврале. Фотограф: Дэвид Ломбейда/Bloomberg.

Но для всего мира больше всего интересны вопросы о том, что будет с турецкой дипломатией и ее экономической политикой. И независимо от того, кто победит, ответы могут быть более размытыми, чем можно было бы предположить, исходя из линий фронта на выборах.

Меняющееся мировоззрение Турции

Эрдоган постепенно стал играть более напористую и независимую роль в мире, часто конфликтуя с Европейским союзом, который фактически заморозил заявку Турции на вступление в ЕС, и с США. В мире, который все больше поляризуется между атлантическими и евразийскими державами, достаточно взглянуть на карту, чтобы понять, почему.

Кампания по свержению сирийского президента Башара Асада привела к тому, что турецкий лидер десять лет назад в целом поддерживал западные столицы. Но после того, как Эрдоган пережил попытку госпереворота в 2016 году, которую, как утверждается, организовал священнослужитель, живущий в США, его недоверие к Вашингтону сказалось на внешней политике. Турция купила у России установки ПВО С-400, что привело к глубокому расколу с США. Теперь он присоединяется к поддерживаемым Москвой усилиям по реабилитации Асада, который остается изгоем в Вашингтоне и Брюсселе.

Мост между Востоком и Западом. Турция заявила о более независимой внешней политике при Эрдогане.

Оппозиция заявляет, что хочет восстановить отношения с США и Европой и, вероятно, сможет добиться успеха на некоторых фронтах. Это включает в себя устранение препятствий на пути членства Швеции в НАТО, воздвигнутых Эрдоганом на том основании, что скандинавская страна поддерживает курдские сепаратистские группировки, и отказ от эксплуатации российской военной техники.

«Необходимо скорректировать увеличивающееся расстояние Турции от Запада», — заявил Ахмет Унал Чевикоз, бывший посол, а ныне высокопоставленный чиновник в партии Кылычдароглу.

Лидер оппозиции Кемаль Киличдароглу делает жест толпе во время предвыборного митинга в Стамбуле, 6 мая. Фотограф: Керем Узел/Bloomberg.

Но за два десятилетия пребывания Эрдогана у власти мир изменился: Китай растет, а влияние Запада ослабевает. Это переворачивает динамику сил на Ближнем Востоке. Недавняя саудовско-иранская разрядка, организованная при посредничестве Пекина, является лишь одним из многих примеров. Турция будет подхвачена этими течениями, кто бы ни был у власти.

Эрдоган осудил российское присоединение Крыма и продал Украине беспилотники. Турецкая армия, крупнейшая в НАТО после американской, сражалась против поддерживаемых Москвой сил в Сирии и Ливии. Тем не менее, Путин пользуется уважением Эрдогана, и лидеры оппозиции разделяют его нежелание вводить санкции в отношении России, которая поставляет в Турцию природный газ, туристов, а теперь и ядерное топливо. Также и нормализация отношений с Сирией, скорее всего, продолжится, кто бы ни победил на президентских выборах.

Вопреки экономической гравитации

Выборы —  это, прежде всего, референдум об уровне жизни. В прошлом подход Эрдогана, направленный на рост, помогал Турции постоянно побеждать большинство конкурентов в группе 20 крупнейших экономик. Но сейчас это превратилось в нечто большее, похожее на «рост любой ценой». 

В долларах экономика Турции выросла почти в четыре раза за первое десятилетие Эрдогана у власти, достигнув почти 960 миллиардов долларов в 2013 году. С тех пор она никак не преодолеет отметки в триллион долларов, несмотря на — или, возможно, благодаря — тотальному стремлению Эрдогана к росту.

Это связано с выкачиванием дешевых кредитов и поддержкой теории, которая бросает вызов экономической ортодоксальности: Эрдоган говорит, что более высокие процентные ставки подталкивают инфляцию вверх, а не вниз, поэтому их следует поддерживать на низком уровне. Эта точка зрения была навязана центральному банку, лишенному своей независимости и вынужденному создавать новый набор инструментов, который может достигать политических целей, таких как увеличение экспорта, и побуждать домохозяйства и фирмы сохранять веру в условиях падающей лиры.

Инфляция в Турции впервые за год замедлилась ниже 50%, при этом риски ценовой стабильности растут, поскольку в стране осталось меньше недели до выборов. Фотограф: Керем Узел/Bloomberg

Наконец, есть то, что правительство называет новой экономической моделью Турции. Эрдоган стремится увеличить инвестиции при низких затратах по займам и увеличить экспорт при слабой валюте. В конце концов, согласно этой теории, Турция превратится в промышленную державу, ее торговый дефицит превратится в профицит, а курс лиры перейдет от слабости к укреплению.

На практике Турция попала в порочный круг. Более слабая валюта повышает инфляцию, что снижает покупательную способность лиры, побуждая турок искать альтернативные способы сбережений. Более высокие процентные могут разорвать этот цикл. Но эталонная ставка примерно на 35 процентных пунктов ниже инфляции делает Турцию экстремальным глобальным исключением и делает лиру, пережившую два кризиса за последние пять лет, уязвимой для нового падения.

По оценкам Bloomberg Economics, с декабря 2021 года центральный банк израсходовал 177 миллиардов долларов на поддержку своей валюты. Таинственный приток денег, возможно, из России, а также переводы из богатых энергоносителями арабских стран Персидского залива помогли предотвратить третий крах.

По оценкам Bloomberg Economics, с конца 2021 года банк потратил 177 миллиардов долларов на защиту валюты. Источник: ЦБ РФ, ТуркСтат, Агентство банковского регулирования и надзора, Министерство казначейства и финансов, Bloomberg Economics.

Тем не менее, все условия для краха — растущий дефицит торгового баланса, нарастание внешнего долга со сроком погашения и нехватка резервов иностранной валюты для заполнения разрыва — существуют. Валюта упала на 23% по отношению к доллару за последний год, и расчеты Bloomberg показывают, что трейдеры деривативов видят более чем равные шансы, что к концу сентября она упадет еще на 25%.

Для избирателей долговой кризис остается чем-то вроде абстракции. То же самое нельзя сказать о другом последствии экстремальных параметров политики: инфляции. В конце прошлого года рост цен превысил 80% —это даже больше, чем пик незадолго до прихода к власти Эрдогана. Хотя уровень инфляции с тех пор снизился примерно вдвое, до 44% в прошлом месяце, он остается ключевым полем битвы на выборах.

При Эрдогане в Турции самые дешевые деньги в мире. Реальные процентные ставки в отдельных странах с развивающейся экономикой 

Министр финансов Нуреддин Небати обвинил в резком росте стоимости жизни скачок цен на сырьевые товары, последовавший за пандемией и конфликтом России и Украины, и выступил в защиту экономической модели Эрдогана. «Он был разработан с учетом обстоятельств и видения Турции, — заявил Небати 5 мая. — Некоторые люди могут ожидать повышения процентных ставок. Этого не произойдет».

Ставки в любом случае могут вырасти

Несмотря на всю риторику, хрупкость экономики Турции, вероятно, будет означать разворот после выборов, независимо от того, кто победит. Bloomberg Economics ожидает, что победа оппозиции приведет к быстрому возвращению к более традиционному денежно-кредитному управлению — быстрому повышению процентных ставок для борьбы с инфляцией и стабилизации валюты. Но потребуется больше времени, чтобы распутать всю паутину политики центрального банка, которая сложилась при Эрдогане.

Если президент будет переизбран, по мнению Bloomberg Economics, процентные ставки все равно вырастут, хотя и на меньшую величину и более медленными темпами, поскольку Эрдоган по-прежнему не убежден в мудрости учебников экономики.

Предвыборные рекламные щиты Эрдогана (слева) и Киличдароглу в Стамбуле 30 апреля. Фотограф: Керем Узел/Bloomberg.

В любом случае Турции предстоит болезненная корректировка политики, которая толкает экономику к кризису.

«Наименее благоприятным для рынка результатом было бы переизбрание Эрдогана», — считает Ник Стадтмиллер, руководитель отдела продуктов Medley Global Advisors. «Вполне вероятно, что Эрдоган будет продолжать свою неестественную экономическую политику так долго, как только сможет. Но я не понимаю, как это может хорошо закончиться».

Перевод Станислава Прыгунова, специально для «БВ»